Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Детектив с «Морским видом»

Суббота, 1 октября 2016, 23:09

Олег Константинов, Александр Сибирцев

Думская, 23.09.2016

Картины Айвазовского «Морской вид», которая 11 лет назад была похищена из Одесского художественного музея, а затем якобы была найдена, похоже, просто нет в фондах учреждения!
Напомним, полотно украли в 2005 году. В 2006 году пресс-служба Министерства внутренних дел сообщила, что его нашли и вернули в музей. Это подтвердила и дирекция последнего. Вот только с тех пор общественность картину не видела. В экспозиции она не появилась, а лежит, по словам музейщиков, в запасниках, куда посторонних не пускают. В сети изображения работы нет, как нет его во всевозможных каталогах, чьи составители, судя по всему, даже не подозревают о существовании такой работы великого мариниста.

Более того, репродукция этого «Морского вида» отсутствует в альбоме «Іван Костянтинович Айвазовський в колекції Одеського художнього музею. До 195-річчя з дня народження», изданном самим ОХМ в 2012-м году. Очень странный, кстати, альбом. Казалось бы, в коллекции лишь 28 (или 29 – об этом позже) работ Айвазовского, в чем проблема опубликовать их репродукции? Или хотя бы список привести? Но нет, в издании всего 23 иллюстрации, включая маленькие в тексте и две на обложке. «Забыли» составители и о перечне.

Картина упоминается лишь в собственных каталогах музея за 1965 и 1997 годы. Из них мы узнаем, что «Морской вид» художник написал в 1865 году. Полотно, масло. Размеры – 30 на 39 см. Справа внизу подпись автора и год создания. Вверху на подрамнике полустертая надпись на итальянском «della porte. Aivasov… alle Societa 1865».
И все…

Как же так? Картины Айвазовского считаются национальным и общечеловеческим достоянием, ими интересуется огромное количество людей как в нашей стране, так и за рубежом. При этом в одесском музее хранится неизвестное даже искусствоведам полотно мастера, но любоваться им могут только единицы. Если могут, конечно.

«Думская» заинтересовалась судьбой картины. И с удивлением обнаружила, что работа мариниста до сих пор находится в розыске! Ее описание с пометкой «похищено» присутствует в общедоступной базе МВД Украины.

«На картині зображено бурне море, два парусника, темне небо, на воді напроти сонця — оранжеві бліки», — говорится там.

Также в базе есть очень плохое черно-белое изображение шедевра. На данный момент это единственная репродукция в открытых источниках. Само собой, у нас возникли некоторые подозрения по поводу того, а «был ли мальчик»? В смысле, не соврали ли в 2006 году музейщики и милиционеры по поводу обнаружения картины?

Еще один фактик в копилку. В 2007-м году ученый секретарь худмузея Наталья Полищук и заведующая одним из отделов Лариса Колесниченко опубликовали в альманахе Всемирного клуба одесситов «Дерибасовская-Ришельевская» статью «Айвазовский и Одесса». В ней есть сведения о количестве работ мариниста в коллекции музея: «Сегодня в собрании Одесского художественного музея находится 26 произведений живописи и 3 — графики И.К. Айвазовского». Всего получается 29. Столько же работ числится в каталоге ОХМ (точнее в двух каталогах – живописи и графики) за 1997-й год. Однако в альбоме, изданном к 195-летию творца, та же Колесниченко пишет о 28-ми картинах! Куда делась еще одна?

ОТКРОВЕНИЯ АНТИКВАРА

История похищения и обнаружения «Морского вида» сама по себе запутана и вызывает много вопросов. По данным следствия, в ночь на 21 июня 2005 года картину выкрала из зарешеченного окна первого этажа галереи парочка влюбленных, харьковский коллекционер и антиквар Вадим Гужва и его возлюбленная, врач Н. Накануне они побывали в музее и заранее облюбовали вожделенный объект.
На следующий день нашлась лишь рама – ее уже без полотна обнаружил на Приморской улице матрос Игорь Соболев. Оперативники довольно быстро вышли на следы похитителей – они вели в Крым.
Как рассказывает тогдашний начальник отдела особо тяжких преступлений одесского уголовного розыска Алексей Допира, воры украли картину из-за ее небольших размеров.

«Полотно вписалось в проем решетки, преступники сняли ее со стены музея при помощи крюка — вроде тех, которыми снимают одежду с верхних вешалок в магазинах. Затем они вывезли картину в Крым. Там они неоднократно выходили на посредников – антикваров — и пытались ее продать. При этом воры показывали антикварам не саму картину, а фотографию (ту самую, которая в базе МВД, — Ред.). Мы вышли на посредников, установили наблюдение и готовились уже задержать преступников. Однако в самый последний момент они почуяли опасность и не пришли на встречу. А затем и вовсе пропали. Картина до сих пор не найдена, это правда. Если бы ее нашли, то обязательно бы сняли из розыскного
реестра в базе МВД», — утверждает бывший сотрудник угрозыска.

Об обнаружении полотна сообщили милиционеры Кировоградского областного управления МВД. По их словам, 23 января 2006 года на автодороге Сумы-Полтава-Александрия, у села Павлыш Онуфриевского района, они остановили автомобиль «Опель-Астра», которым управлял Вадим Гужва. Осматривая машину, сотрудники вытащили из-под сиденья свернутый в рулон «Морской вид».
Один из авторов этого материала еще в 2006 году пообщался с задержанным по подозрению в краже картин антикваром (ему вменяли в вину также похищение работы Василия Поленова «Монастырь над рекой» из севастопольского музея).

«Вся эта история – подстава ментов. Тогдашний начальник Кировоградского УБОП К. крышевал музейных воров и перепродавал краденые картины через посредников в частные коллекции. Однажды он вышел на меня и предложил купить несколько картин. Но я сразу понял, что картины ворованные и отказался. Кроме того, у меня были большие подозрения по поводу подлинности картин. На свою беду я сказал при милиционере, что, мол, дело нечисто и надо бы посмотреть все эти полотна по розыскной базе. Видимо, начальник УБОПа не на шутку перепугался – уже на следующий день меня остановили на дороге и «нашли» в машине какие-то ворованные картины. Интересно, что в момент обыска меня отвели в сторону от автомобиля. А якобы найденные картины никто мне не показывал. Уже потом, в следственном изоляторе, я узнал, что якобы «Морской вид» был возвращен в Одесский художественный музей. Я очень сомневаюсь, что это настоящий Айвазовский – тот, кто меня подставил, скорее всего, подменил картину», — рассказал Вадим Гужва.

Кстати, у него есть алиби, которое так и не проверило следствие: в момент кражи Айвазовского Вадим и Н. находились в Евпатории, на отдыхе с детьми, что могут подтвердить тренер по теннису, квартирная хозяйка, общие знакомые — сотрудники санатория, куда влюбленные ходили делать зарядку и договариваться о проведении лечебных процедур.

Просидев несколько лет в следственном изоляторе, Гужва вышел на свободу под подписку о невыезде, после чего сразу же скрылся (ни грамма доверия к правосудию у него не осталось, а может, действительно, вором был он). В 2008-м году Малиновский райсуд Одессы вернул дело о краже картин на дорасследование, и оно сгинуло в недрах милицейских архивов. В розыске Вадим Гужва не числится. В отличие от картины.

Мы обратились в музей за разъяснениями. Директор учреждения Виталий Абрамов наотрез отказался показать картину, а по поводу ее подлинности заявил неопределенно: «Я не буду комментировать всю эту историю. Когда ее похищали, я директором музея не был. На судах по этому делу тоже не был. Главой музея была тогда Наталья Полищук. Вот у нее и спрашивайте. Но я ей приказывать не стану, это ее личное дело, говорить с вами или нет».

«Это бред, что картины нет в музее, — заявила «Думской» Полищук. — Картина есть. Но она в хранилище. И вообще, почему я должна с вами говорить?»

Мы понимаем, что затронутая нами тема неприятна работникам музея. Однако их реакция на вполне закономерные и обоснованные вопросы (картина в базе розыска есть? Есть! А почему?), мягко говоря, выглядит не совсем адекватной. Все подозрения можно было бы развеять за каких-то полчаса, просто предъявив произведение искусства и пару документов. Например, акт приема-передачи объекта культурного наследия и результаты искусствоведческой экспертизы – копия наверняка должна оставаться в музее. Кстати, а она вообще проводилась? В материалах судебного производства об экспертизе нет ни слова. Указывается лишь оценочная стоимость полотна — 1750000 гривен, или 350 тысяч долларов США. Но это со слов директора ОХМ.

ВЕРСИИ

Побившись головой о закрытые двери музея, мы выдвинули шесть гипотез, которые могли бы объяснить все перечисленные странности.

Первая: никто ничего не находил, и «Морской вид» сейчас украшает стенку какого-то богатого ценителя. Победный рапорт полиции был ложью, которую поддержали работники музея.
Вторая: какую-то картину, подходящую под описание, действительно, нашли, но это был не оригинальный Айвазовский, а копия. Милиция, не разобравшись и не проведя экспертизы, поспешила доложить об успехе. В свою очередь, музейщики, когда получили на руки находку, решили не подставлять правоохранителей. Ну а потом уже было неудобно признаваться. Эта гипотеза ближе всего к рассказу Гужвы.
Третья: нашли оригинал, однако в ходе следствия нечистые на руку правоохранители (или еще кто-то, кто имел доступ к вещдоку) подменили полотно на копию. Музейщикам пригрозили, что если заикнутся о подлоге, у них будут проблемы. С тех пор те молчат.
Четвертая: в музейном зале висел не настоящий Айвазовский, а подделка. Вскрылось это только после экспертизы, поэтому картину быстро убрали в запасники, чтобы правоохранители не начали интересоваться судьбой оригинала. А подмена произошла задолго до кражи.
Пятая: это вообще не Айвазовский, а чье-то творчество в его стиле, что установила экспертиза. Музейщики не хотят в этом признаваться, поэтому и спрятали полотно от греха подальше. А вдруг заезжий специалист увидит?
Ну и шестая версия – картина настолько ценная, что показывать «Морской вид» никому нельзя. А вдруг опять сопрут? Полотно хранится в специальном бункере под круглосуточной охраной, и доступ к нему имеет лишь директор и президент Украины.
Установить истину может только инвентаризация фондов Одесского художественного музея и повторная экспертиза (или первая) картины. Если, конечно, она там есть.

Надо сказать, в Одессе уже много лет циркулируют слухи, что очень многое из культурного наследия, которое числится за нашими музеями, физически в них отсутствует. Первая волна хищений пришлась на послереволюционный период, когда большевики продавали музейные ценности за небольшие суммы заграничным коллекционерам. Часть проданного заменяли копиями. Второй период, когда из музеев изымались ценности – начало 1990-х годов. Если сравнить каталоги одесских музеев советской поры с тем, что есть в реальности в экспозициях и запасниках, можно убедиться, что некоторых артефактов просто…нет.

Но увы, проверить это практически невозможно: музейщики очень редко допускают посторонних в свои сокровищницы. И у них всегда есть железный аргумент – «специфика хранения». «Предмет находится в таком состоянии, что его нельзя даже на свет доставать. И передвигать нельзя. Рассыплется. Короче, пусть лежит, где лежит», — говорят они. И поди проверь, правда это или откровенная ложь.

Надеемся, что в случае с «Морским видом» порочная практика будет нарушена. В конце концов, тысячи любителей творчества Ивана Константиновича жаждут увидеть эту работу. Не оригинал — так копию, не копию — так репродукцию. Хоть что-то покажите!

9718

Комментировать: