Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

\"Дело врачей\"

Воскресенье, 4 февраля 2007, 13:51

Правое дело, 13.01.2007

С депутатом горсовета, заведующим отделением анестезиологии и интенсивной терапии Одесского областного медицинского центра Олегом Тарабриным беседует главный редактор ПД Леонид Штекель.

Ш. Как началась борьба между вашей депутатской группой и г-жой Якименко (начальником управления здравоохранения Одесского горсовета. – прим. ред.)?

Т. Примерно 23 октября, когда начала заседать комиссия по здравоохранению, ко мне попала на рассмотрение программа («Здоровье матери и ребенка на 2006-2007 гг.» – Л.Ш.), и я, готовясь к сессии, увидел ряд недоработок и финансовых нарушений. В чем они заключаются?

Во-первых, цены завышены. Я – врач-анестезиолог-реаниматолог, и по некоторым позициям (я судил по своей анестезиологической лаборатории) это сразу бросалось в глаза. За несколько дней перед сессией я дал запросы в ряд фирм, торгующих медицинской техникой и оборудованием. Мне пришли документы из 5-6 фирм, и даже такое небольшое расследование подтвердило, что цены завышены. Я их собрал, подсчитал, и получилось, что примерно на 5 миллионов с лишним завышены эти цифры.

У меня как у депутата возникли определенные сомнения в достоверности цифр программы, и невольно возникла мысль о том, что готовится определенная акция по выемке этих денег из бюджета. Поэтому я посчитал необходимым выступить на сессии горсовета, что я и сделал. Мне, честно говоря, с большой неохотой дали выступить, и все даже было поставлено таким образом, чтобы проголосовали за эту программу, не дав мне выступить. Но я все-таки сумел выступить.

После моего выступления ряд депутатов поддержал меня, и я потребовал создать рабочую группу, которая будет контролировать доведение этой программы до логического завершения. Решение о создании Рабочей группы было принято. Мы требовали, чтобы туда вошли четыре депутата: Тарабрин, Чернов, Георгиенко и Труханов. Кроме того, мы потребовали, чтобы туда вошли независимые эксперты, такие, как академик, член-корреспондент Академии медицинских наук, главный неонатолог Украины, занимающийся проблемами материнства и детства, – Аряев Николай Леонидович, который работает в нашем медицинском университете; академик Запорожан, ректор нашего медицинского университета, – он неоднократно выражал желание также войти в состав рабочей группы; а также зам. начальника областного управления здравоохранения по материнству и детству Лунева Анна Петровна; главный врач больницы №3, что в парке Шевченко, где как раз расположены неонатологические койки.

К сожалению, мэрия видела это иначе. В итоге была создана рабочая группа в ином составе. В нее вошли четыре перечисленных депутата, однако тех независимых специалистов, которых мы просили включить в эту рабочую группу, не включили. Зато туда вошли еще 9 человек, о которых мы не говорили на сессии, – всего группа состояла из тринадцати человек. Из них трое – Якименко и другие главные врачи, которые как раз являются разработчиками программы «Здоровье матери и ребенка на 2006-2007 гг.». Мы считали, что это неправильно, нелогично, и что конструктивной работы в таком составе не будет, что перевес будет в их пользу, и все, что бы мы ни потребовали, не будет иметь особого эффекта. Это подтвердилось на двух заседаниях рабочей группы, где мы не смогли провести ни одного своего решения, они все отвергались. Но, поставив вопрос очень жестко, мы потребовали, чтобы все эти финансовые нарушения и превышения были устранены, на что нам предоставили уже новые цены, ссылаясь на торгово-промышленную палату, и была представлена совершенно новая программа – 24 декабря, с требованием, чтобы 28 закончить эту программу.

Я выступил на телевидении и в прессе с заявлением, что нельзя оставлять программу в таком состоянии, что она новая, там новые цены, и ее нужно изучить. Последнее заседание было назначено на 28 декабря, где мы должны были представить в окончательном варианте свои требования. Мы договорились встретиться в 16 часов, но встречу перенесли на 15 часов, не поставив нас в известность. Нам хотели показать, что мы неорганизованные люди, что мы хотим сорвать заседание, и когда мы пришли, нас поставили перед фактом, что в наших доработках уже не нуждаются. «Вы игнорируете нас, вы пришли на час позже, вы не хотите конструктивно работать…»

Ш. Кто был инициатором переноса времени?

Т. Уж точно – не мы. Нам вообще никто ничего не сказал. Я еще упустил, что председателем этой рабочей группы была назначена главврач детской больницы №1 Будяк Людмила Сергеевна, а секретарем – Головатюк-Юзефпольская, т.е. все те люди, которые попадают в ведомство начальника управления здравоохранения.

К сожалению, это еще не все. 27 декабря, накануне итогового заседания рабочей группы, мы провели пресс-конференцию трех депутатов, членов рабочей группы (депутат Труханов поддержал нас, но не смог прийти на саму пресс-конференцию), которая транслировалась по телевидению. И там мы не только высказали свои претензии к программе, а и обратили внимание прессы на то, что мы впервые озвучили на заседании исполкома 14 декабря – на травлю, по нашему мнению главврачей, которые поддержали нашу критику программы. Но если на исполкоме это были еще слова, то как раз 25-26 числа сняли с работы трех главных врачей, которых мы защищали: Ярмолинца М.А., главврача 3-й горбольницы, сняли главврача 1-й поликлиники Руссо С.И., сняли Лучко Анатолия Ивановича, главврача 2-го роддома, он сейчас находится в больнице. 29 числа объявили выговор главврачу больницы №8 Сатюку Эдуарду Викторовичу, которого мы тоже взяли под свою защиту. Я неоднократно говорил, что у этой больницы в течение 5 лет нет никакого финансирования, что они выживают самостоятельно, хотя эта больница является единственной в Киевском районе, и она обслуживает 300 тыс. населения.

И когда я еще 19 августа сказал в своей статье о том, что нет финансирования, отправил ряд депутатских запросов о необходимости закупить новый флюорограф, которого там нет, новый рентгенаппарат, представил средние цены на эту аппаратуру (они не такие большие, тысяч 200-250 грн.)… Это на фоне тех нарушений, о которых я говорил здесь, такой мизер для городского управления здравоохранения, для городского бюджета. Но получилось так, что мы оказали медвежью услугу тем главврачам, и они попали под обстрел.

Ш. В этой рабочей группе, кроме вас четверых, остальные были представителями исполнительной власти? Депутатов больше не было?

Т. Юзефпольская – депутат, но она же и главврач 1-го роддома. И Якименко – депутат.

Ш. А позиция Труханова какова?

Т. Он поддерживает нас. Я в свое время поддержал его по Дому ребенка №1, он видел мое выступление на сессии горсовета, подошел ко мне и сказал, что будет поддерживать меня.

Ш. Теперь программа должна быть вынесена на сессию горсовета 12 января?

Т. По моим данным, 12 января будет только бюджет обсуждаться. По другим данным, они хотят программу протолкнуть полностью, поэтому они пытались так быстро завершить рабочую группу.

Ш. Как вы думаете, Якименко в данном случае пользуется полным доверием Эдуарда Иосифовича Гурвица?

Т. Я думаю, что она пользуется полным доверием Анатолия Ивановича Ворохаева. На встрече с Гурвицем, когда я пытался доложить ему обстановку, все мои вопросы, которые я направлял Эдуарду Иосифовичу, парировались Ворохаевым, присутствовавшим при этом. Я считаю, что он непосредственно «курирует» ее, если можно так сказать, Ворохаев отвечал на все вопросы. И, поэтому, кстати, я получал ответы в очень жесткой форме.

Я задавал вопросы и по главврачам, тогда они еще не готовились к увольнению, хоть и была такая информация. С Гурвицем я встречался 13 декабря. Но, как только я выступил на сессии 14 числа в их защиту, назвал их фамилии, тут же – 25-26 числа – они были уволены под разными предлогами. Один не уволен, но ему объявили выговор. Вот такая ситуация.

Сейчас возбуждается уголовное дело против Руссо, главврач первой поликлиники подал заявление о возбуждении уголовного дела, и тут же его уволили. Я не думаю, что этому делу дадут ход. Сегодня уже вывели из 3-й горбольницы неонатологические койки. Для чего им нужно было убрать Марка Александровича? Для того, чтобы поставить туда своего человека. Я еще два месяца назад говорил о том, что там будет Мильман («Андромед», который поддерживается концерном «Приморье», – депутатом ВР, членом горисполкома г-ном Климовым). И вот – уже с 5 января он там будет работать. Я думаю, что участь будет та же, что у 6-го роддома. В парке Шевченко не будет этой больницы. С высокой долей вероятности я могу это утверждать.

Так же я боролся в свое время против «Андромеда» (Климова) за свою больницу – больницу водников. Мы все-таки отстояли ее, что-то потеряли при этом, но больница работает. Хорошая больница…

Ш. В приказе по Руссо указано, что его больница утратила свою аккредитацию. Правда ли, что областная аккредитационная комиссия приняла решение о понижении категории?

Т. Нет, они передернули факты. Ему дали аккредитацию. Если нужно, они даже факты не излагают так, как надо.

Мы обратились через общественную организацию «Громадський контроль» к прокурору, на что прокурор, увы, дал лишь отписку…

Но мы твердо решили продолжить нашу борьбу.
136

Комментировать: