Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +8
утром +7 ... +9
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Децентрализация: необходимость, демагогия, очередная панацея?

Понедельник, 29 июня 2015, 18:03

Елена Коваленко

Фраза, 29.06.2015

Вы никогда не задумывались над тем, какой процент в нашей жизни занимают обещания чиновников и наши, пусть и с налетом иронии и скепсиса, но все-таки надежды, что хоть часть этих обещаний воплотится в жизнь?

Мы ждем повышения зарплат, ждем падения цен и тарифов. Ждем человеческих пенсий, ждем, что когда-нибудь в наших дворах залатают все ямы, а в подъездах отремонтируют лифты. Ждем, разочаровываемся, и снова ждем ...

Вот и сейчас мы ждем, что наша жизнь стремительно улучшится, и на этот раз секрет улучшения кроется в таинственном слове «децентрализация».

Как сказал Президент Украины Петр Порошенко, «децентрализация станет мощной прививкой от тоталитаризма и авторитаризма».

Сказано громко, хорошо, но совершенно непонятно для простого обывателя.

Уточню: по словам Порошенко, в случае децентрализации произойдет «резкое увеличение полномочий местных советов, в том числе бюджетных... увеличение полномочий должно сопровождаться досрочными выборами, чтобы люди и местные громады имели возможность избрать в органы местного самоуправления тех лиц, которые будут иметь возможность этими правами воспользоваться».

Согласитесь, тоже не очень понятно.

Что рядовой украинец, по сути, знает о самом принципе децентрализации, кроме того, что «потом все будет хорошо»? Насколько реально и уместно проводить децентрализацию в условиях войны? Возможно ли ее вообще провести, учитывая, что уровень доверия населения к власти стремительно падает? И какова вероятность того, что столь необходимые для проведения децентрализации изменения в Конституцию не станут потом еще одной головной болью для Украины?

На эти и многие другие вопросы «Фраза» попросила ответить людей, которые в силу своей профессии научились просчитывать ситуацию на два-три хода вперед.

Анатолий Луценко, политтехнолог, директор «ДТМТ-груп»:

Проблема децентрализации в том, что она, как минимум, на 5-7 лет у нас отстает, ее нужно было делать раньше. Необходимость такой реформы очевидна, вопрос в том, какую модель выбрать.

Есть адаптированный, польский вариант реформы, который в принципе может идеально подойти для Украины и никаких велосипедов тут изобретать не нужно.

Что касается технологии проведения децентрализации, то нужно учитывать, что нам необходимо пройти процедуру внесения изменений в Конституцию. Без этих изменений никакой реформы не будет. Вот на этапе конкретных изменений в Конституцию и станет понятно, что именно нас ждет.

Но есть опасения, что в условиях войны в некоторых областях это может пройти не в той форме, в которой должно было бы быть.

Если же говорить о том, насколько возможно в принципе провести децентрализацию в условиях войны и не станет ли это просто перекраиванием Украины, то сейчас, пока нет конкретных изменений в Конституцию, утверждать что-либо однозначно крайне сложно. Повторяю: когда мы будем видеть изменения в Конституцию, мы поймем, какая именно модель нам подходит.

Но, как эксперт и как человек, который общался на высоком уровне с международными институциями и политиками, проводившими реформирование в постсоветских странах, могу совершенно уверенно сказать: если бы мы в 2005 году сделали территориальную реформу в том виде, в котором она была разработана, то сегодня не было бы ни ситуации с Донбассом, ни аннексии Крыма. Ведь реформа дала бы финансы и полномочия на местах.

То, что децентрализация необходима, — это факт, который не требует ни обсуждения, ни доказательств, а вот о том, какие результаты по факту будут получены от проведения децентрализации, мы сможем говорить только после внесения изменений в Конституцию. Без этих изменений никакой полноценной децентрализации не будет.

Есть даже латвийский вариант децентрализации: когда они восстановили независимость, они восстановили свою старую Конституцию. Но там была несколько иная ситуация: у них несколько раз не прошли изменения в Конституцию, именно поэтому они были вынуждены восстанавливать старую Конституцию. Если же пытаться применить этот сценарий к Украине, то в нашем случае, безусловно, более целесообразно все-таки вносить изменения в существующую Конституцию, а не пытаться восстановить предыдущую.

Как бы больно и тяжело ни было, мы должны пройти все эти этапы. Но не стоит упускать из виду и тот факт, что должна быть ответственность политиков, причем на высоком уровне. А у нас политики, которые проводят реформы, как правило, не имеют политического будущего.

Лидия Леонтьева, доктор политических наук, профессор КПИ:

Чтобы провести любую реформу, она в первую очередь должна быть воспринята обществом, т.е. у общества должно быть доверие к процессу, который происходит. А в данном случае, когда мы говорим о децентрализации, то четкого понимания, что же такое эта самая децентрализация, нет. Нет четких месседжей о том, что власть переходит на местные уровни и деньги будут распределяться уже именно на местах. Ничего не делается, чтобы как-то разъяснить, что и как будет происходить при децентрализации У нас нет никакой коммуникации между обществом и властью в процессе понимания алгоритма децентрализации.

Спросите любого человека на улице, что такое «децентрализация», и вам никто не сможет ответить.

То, что децентрализация необходима, это однозначно. И, несмотря на войну, ее, безусловно, необходимо проводить. Но прежде всего нужен четкий прозрачный механизм этого процесса, а мы видим только демагогию и манипуляцию информацией различных представителей власти. Я вам скажу больше: складывается впечатление, что даже сама власть до конца не понимает, что такое децентрализация и как это будет происходить.

Кроме того, такие процессы в стране всегда должны сопровождаться доверием. Любые новшества должны базироваться на взаимодействии общества и власти. А у нас продолжает процветать коррупция, на местах остаются те же люди, бизнес чувствует то же давление, что и раньше, соответственно уровень доверия уменьшается.

И самое главное: это нужно делать не потому, что это является одним из условий нашего сближения с Европой, а потому, что это — одно из главных условий развития Украины.

Децентрализацию нужно проводить и нужно проводить ее сейчас, но это нужно делать, начиная с информационной кампании, с очень простых, но четких и понятных месседжей для общества. Нужно понимание того, как именно это делать. Необходимы механизм, структура, алгоритм децентрализации. И необходимо четкое понимание модели распределения средств. Однако мы видим только декларации, реальной же политической воли, к сожалению, нет.

Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий:

Чтобы народ доверял власти, нужно чтобы власть была ближе к народу. И в буквальном, и в фигуральном смысле этого слова. Дистанция между человеком и властью должна быть сокращена. А это может быть только в том случае, если власть перейдет от сконцентрированного иерархирированного далекого от нужд простого человека центра на места.

Власть должна быть там, где живет человек, где находится его дом, где находятся дороги, по которым он ездит, больницы, школы, детские сады и другие инфраструктурные объекты. Только тогда власть будет близка к человеку и в дистанционном, и в политическом смысле этого слова. А для такого варианта приближения власти к человеку нужна децентрализация. Ближе всего управленческая, административная, а затем уже и политическая.

Разумеется, можно спорить о том, насколько дальней или ближней должна быть власть по отношению к человеку, но безусловно одно: старая сталинская и постсталинская унитарная модель украинской государственности не восстановима после Майдана. Она рухнула, растворилась в истории вместе с Януковичем.

Нужно понять одну вещь: Украина как государство нуждается в переформатировании. Восстановить то государство, которое было в рамках СССР, т. е. УССР, или Украину на первом этапе независимости уже невозможно. Никакие вертикали, никакие иерархические центры, никакие административные иерархии уже не восстановить, да они и не нужны. Время, когда государство диктовало обществу, как ему жить, уже ушло, по крайней мере, в Украине. Теперь общество формирует государство.

С административно-управленческой точки зрения, это означает власть на местах, развитие местного самоуправления, самостоятельный муниципалитет с финансовой, бюджетной и налоговой автономией и реальное сосредоточение властных полномочий в руках громад, местных общин, муниципалитетов и т. д.

На сегодняшний день децентрализация — это уже не проблема выбора, это проблема необходимости. Сейчас не стоит вопрос о том, выбирать или не выбирать децентрализацию, думать о ней или не думать. Это необходимо для того, чтобы государство было эффективным, успешным и европейским.

Но при этом, говоря об административно-управленческой децентрализации, необходимо видеть и обратную сторону медали — не столь светлую, оптимистичную и безусловную, поскольку административно-управленческая децентрализация должна сопровождаться политической рецентрализацией. Без политической, партийной рецентрализации управленческо-административная децентрализация может привести к фрагментации государства, а не к его консолидации и улучшению функциональных кондиций.

А это означает, что административно-управленческая функциональная децентрализация должна сопровождаться реформой партийной системы, реформой электорального режима, реформой избирательной системы. В стране должны быть 3-4 большие политические партии, которые на партийно-политическом уровне связывали бы, буквально сшивали государство.

В конце концов есть пример Германии. Это федеративное государство, но достаточно сильное, поскольку самостоятельность муниципалитетов, их децентрализация, а в германском случае федерализация компенсируются наличием двух крупных политических партий, которые представлены в парламенте, и несколькими небольшими партиями, участвующими в коалиционной комбинации. И именно крупные партии, имеющие региональные структуры во всех регионах, служат элементом, который политически связывает децентрализованные регионы в одно административно-политическое целое.

Поэтому, говоря об административно-функциональной децентрализации, не нужно забывать и о необходимости партийной рецентрализации для того, чтобы в стране были 2-3 крупные политические партии, которые имели бы представительство на востоке, западе, юге и севере Украины. А у нас сегодня партии фактически локализованы теми или иными регионами. Одни партии, как, например, «Оппозиционный блок», имеют электоральную локализацию на востоке и юге Украины, другие — на западе, третьи — в центре. А это только дробит и поляризует политическое поле. И если административная децентрализация будет совпадать с политической децентрализацией, то на выходе мы действительно можем получить фрагментацию государства, а не его укрепление.

Поэтому, повторю, административно-функциональная децентрализация должна иметь и обратный эффект, а именно: партийную рецентрализацию, чтобы компактная партийная система, состоящая из нескольких крупных партий, связывала страну в единое целое.

К сожалению, в политике не бывает четкого выполнения всех планов. Политика — это не инженерный расчет, когда все идет по плану. В политике нужно страховаться от возможных рисков, поэтому страховка от рисков децентрализации — это реформа партийной системы и электорального законодательства.

Что касается войны, то именно она как раз и обнажила главный вопрос сегодняшней украинской государственности. Формат украинского государства не будет таким, каким он был раньше. Мы должны «переизобрести» Украину и украинскую государственность. Война только усилила эту императивную необходимость, которая уже ощущалась на стыке 2010-х годов.

Функциональная административная децентрализация — это и есть на сегодняшний день ключевой фактор «переизобретения» государственной модели Украины. Другое дело, что административная децентрализация не означает политической децентрализации, как раз наоборот: ключ к эффективной управленческой децентрализации — это партийная рецентрализация.

***

Согласно справочной информации, основными достоинствами децентрализации считаются следующие:

— укрепление демократии (особенно снизу, на местах);

— защита свободы и прав человека (через систему вертикальных сдержек и противовесов);

— повышение эффективности органов местной власти благодаря передаче полномочий на места;

— повышение качества коммунальных услуг;

— повышение социального и экономического развития.

Казалось бы, все предельно четко и понятно. Но это исключительно на бумаге, что же по факту получится в Украине, можно только догадываться. И, как ни парадоксально, нам с вами опять остается только ждать и надеяться, что хоть что-то из обещаний и ожиданий сбудется.
7980

Комментировать: