Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
вечером +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Дамское счастье

Воскресенье, 12 октября 2014, 20:18

Елена Антонова

Одесская жизнь, 17.08.2014

Хорошие прически ценились в Одессе во все времена, а известные парикмахеры приезжали со всего мира

Представить себе невозможно, как наши прапрабабушки носили это на голове! Корабли, гнезда, букеты, поляны цветов, короны, диадемы, птицы и много чего другого. Как выдержать подобное издевательство, причем не где-нибудь, а в жаркой Одессе, где температура в летние месяцы зашкаливала порой за сорок? Но ведь выдерживали…

НА БАЛ СО СПИЦАМИ. ЧЕСАЛЬНЫМИ…

Сразу успокою — до такой степени безобразия наши, то есть одесские, дамы не доходили. У них явно было больше вкуса, чем у придворной знати времен Людовиков XV-XVI, и уж точно больше свободы. Прихотливая мода на помпезные прически с украшениями завершились, когда голова Марии-Антуанетты, супруги неудачливого Бурбона, скатилась с плахи под точным ударом революционной гильотины. С тех пор, в память о трагической судьбе ушедшей королевы, в моду вошли незатейливо убранные волосы с грациозно обнаженной шеей. Но до этого — каких только высот фантазии ни достигали парикмахеры в сооружении так называемых куафер (мастеров своего дела так и называли впоследствии — куаферы)

Прически начинали сооружать за несколько часов до выхода дамы в свет, и поскольку в работе они были весьма сложны, сохраняли эти произведения парикмахерского искусства не менее, а то и более, недели.

Прежде всего, как следует расчесав длинные волосы и освободив некое пространство, прикрепляли к макушке каркас. Это была основа прически. Дальше мастер давал волю своей фантазии — и горе ему, если фантазии была бедной, и дама, прибыв на бал, обнаруживала на голове встречной такой же корабль в бурных морских волнах, как у нее На плаху, конечно, горе-парикмахера не отправляли, но при дворе ему с тех пор делать было нечего.

Итак, на каркас поднимали и крепили волосы в той форме, которую задумал парикмахер. После завивки наступал черед украшений. Это могли быть райские птицы в садах Семирамиды, уже упомянутые корабли в совершенно натуральном виде, с пушками, снастями и парусами, ветряные мельницы, изящно изогнутые мосты, цветочные поляны. Шли в ход и разного рода украшения, большие и малые драгоценные камни, диадемы, разноцветные перья, одиночные цветы и прочая мелочевка. Парикмахеры старались (а дамы их поощряли) давать своим изделиям названия. Так дамы становились законодателями моды, у них появлялись подражательницы и последовательницы. Особенно были популярны куаферы «Таинственная», «Чувствительная», «Хищная», «Сладострастная», «Загадочная», «Морская».

Далее начинался процесс нанесения на волосы, лицо, декольте и плечи пудры самых разных оттенков. Он требовал терпения и сосредоточенности. Основой считались пудры розовые и апельсиновые. Из них происходили всякие фантазии, типа палевого, мышиного, белого флердоранжа или нежной ванили. Дама держала перед собой маску со специальными защитными зеркальцами для глаз, мастер наносил пудру меховыми подушечками, шелковой или меховой кистью. Некоторые предпочитали забираться в специально приспособленный для данного действа шкаф. Дверцы шкафа закрывали, пудру распыляли через отверстие, и она равномерным слоем ложилась на волосы.

Последствия всех этих ухищрений были страшными. Представьте себе прическу высотой 50-60 см, а то и метр, на каркасе, да напудренную, да еще умащенную разными благовониями Иногда в недрах волос оставляли флаконы воды, чтобы живые цветы, укрепленные там, не вяли как можно дольше. Добавьте к этому тот факт, что искусные сооружения оставляли в неприкосновенности неделями. Несчастные жертвы красоты спали сидя, отнюдь не преклонив голову, а лишь откинув ее на специальные подушечки. Что могло произойти в результате? Увы, мы вынуждены об этом упомянуть, хотя бы и во вред представлениям о романтизме галантной эпохи. Бывало, что в таких прическах заводилась моль. А еще вши. И даже мыши. При подобном положении вещей оставалось лишь одно — носить с собой на бал чесальные спицы и флакончик с ароматическими травами или духами. Чтоб почесаться при случае. И отбить неприятный запах. А что было делать? Не разрушать же подобный шедевр из-за каких-то вредных насекомых!

НЕТ МЕСТА ПОВТОРЕНИЮ

Знаменитого куафера Леонара одесские дамы буквально разрывали на части, и тогда он предлагал к их услугам своих учеников и последователей. Месье Леонар прибыл к нам, как и первый генерал-губернатор герцог де Ришелье, конечно же, из Парижа. Судьба его была связана с несчастной супругой Людовика XVI, для которой искусный мастер сооружал прически и делал пышные белые парики. После казни Марии-Антуанетты Леонар оставил Париж, а потом и Францию. Бежал в Вену, но и там не нашел покоя и достойно оплачиваемой работы.

В конце концов, он прибыл в Одессу, чему местный бомонд был несказанно,рад. Взахлеб рассказывали такой анекдот. Однажды супруга российского посла в Вене графиня Елизавета Разумовская спешила на бал и пригласила к себе Леонара, чтобы он сделал ей нечто оригинальное, причем, не предупредив его об этом заранее. Что было делать мастеру, дабы не посрамить честь великого кудесника и непревзойденного стилиста? Леонар мечется в поисках решения и вдруг замечает в уборной графа короткие штаны из красного бархата. Он хватает их в руки, быстро делает из них пуф и предлагает его для головного убора графини. Так чалма из бархата вошла в обиход придворных дам.

Конечно, с такой репутацией Леонар мог рассчитывать на благосклонный прием одесского дамского общества, что и произошло в действительности.

Стоит заметить при этом, что, по свидетельству современников, ни одна дама высшего света Одессы не позволяла себе простого, неизобретательного подражания моде. И если графиня Потоцкая появлялась в прическе а 1а Шарлотта Корде, то графиня де Сен-При предпочитала демонстрировать стиль мадам Рекамье, а жена директора таможни Михаила Кирьякова заплетала волосы по-татарски, и это тоже смотрелось очень мило.

Впоследствии дочь Леонара открыла первую в Одессе мастерскую для дам, где совершалось таинство укладки волос, продавалась пудра, благовония и прочие необходимые светской женщине товары

БЕСОВСКИЕ ИЗДЕЛИЯ

Надо сказать, что тогда, как и ныне, недостатка в работе у парикмахеров не было. В благословенной Одессе процветали французские, итальянские мастера — Тино, Трините, Пети, Контессини, Витали и другие.

На углу улиц Дерибасовской и Екатерининской Лавиньот держал «Цирюльню ложных волос». Париками и шиньонами торговал и знаменитый Трините. Кстати, эти изделия долго не принимались частью публики. Общественное мнение разделились на сторонников и врагов шиньонов и париков. Некоторые доходили до того, что называли их «бесовскими хвостами». Рассказывали всякие страшные истории о волосах, срезанных с мертвецов, напирали на антисанитарию и прочие ужасы. Один священник будто бы даже отказал в своем благословении дамам, позволившим себе явиться в церковь с накладными волосами. Кстати, качественный шиньон мог позволить себе не каждый. Ведь сырье для «ложных волос» доставляли из французской Бретани, где крестьянки специально выращивали косы на… продажу. На ярмарках Бретани локоны и прекрасные белокурые пряди продавали достаточно дешево, но готовые шиньоны в Париже стоили уже баснословных денег.

В магазинах-мастерских Одессы можно было приобрести шиньоны в виде хвостов, кос. Выставляли и так называемые «кублики» — прически, ставшей впоследствии символом типичной советской учительницы средней школы.

У Трините или Лавиньота цена одного изделия, например, в стиле «блонд арден», достигала полторы тысячи франков, суммы по тем временам просто сногсшибательной.

И тем не менее, спрос был — потому что моду не остановишь. А дамам во все времена хочется быть красивыми.
6214

Комментировать: