Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

ЦПКиО: основание и наименование парка

Среда, 4 ноября 2015, 13:58

Геннадий Калугин, Артур Погосян

Вечерняя Одесса, 03.11.2015

Ещё в первой половине XIX века стало понятно, что Одессе необходим новый парк. Единственный общедоступный сад, подаренный Феликсом де Рибасом, был слишком мал для значительно выросшего города. Неиспользуемое место над морем, вблизи бывшей крепости и Ланжероновской дачи, было для такого парка наиболее подходящим.

Как сообщал в книге «Улицы Одессы» Я. Майстровой: «В начале 1840-х годов на территории вокруг бывшей крепости, со стороны города, задумали разбить парк. Однако этот проект из-за недостатка средств не был осуществлён». Но всё-таки с той поры долго сохранялись у проложенной ранее дороги с трудом выживающие деревья, которые стали называть Крепостным бульваром. Жалким был вид этого «бульвара».

В последние годы из статьи в статью об основании Александровского парка, носящего теперь имя Т. Г. Шевченко, стал вдруг мигрировать штамп о том, что в один из многочисленных приездов в Одессу императора Александра II замечательный городской голова Одессы Григорий Маразли как бы пригласил его в шатёр, устроенный на месте Андреевского бастиона крепости, предложил взглянуть на план будущего парка, утвердить его и посадить первое дерево. А заодно и имя парку дать в честь императора... Легко, красиво и как бы «по-одесски» лихо.

Оказалось, что всё было не совсем так. Основание парка, который, как мы сказали, был городу крайне необходим, готовилось заранее и очень основательно, проходя при этом все бюрократические инстанции, согласования и разрешения. Но, на удивление, практически всегда решалось всё довольно оперативно. Перед нами — хранящееся в государственном архиве области дело строительного управления Одесской городской управы «Об устроении на Михайловской площади Александровского парка», начатое 29 августа 1875 года. Все документы в деле — рукописные (сохраняем стиль и орфографию оригиналов).

Уже первый документ в деле весьма для нас интересен. Оформленный на специальном бланке, аккуратно написанный старательным писарем: «Приговор Одесской Городской Думы. Заседание Августа 28 дня 1875 года. Городская Дума приговорила: В ознаменование предстоящего счастливого посещения Государём Императором г. Одессы — Михайловскую площадь, с прилегающей к ней местностью бывшей крепости, обратить в парк и испросить Всемилостивейшего Его Императорского Величества соизволение именовать этот парк именем Государя Императора».

А ниже: «подлинный за подписями г.г. Исправляющего должность Городского головы Маразли и двадцати пяти гласных». То есть всё готовилось заведомо, обсуждалось на достаточно высоком уровне — городской думой.

Здесь уместно вспомнить, что Александр второй бывал в Одессе чаще, чем даже в Москве. В основном — по дороге на отдых в Крым и обратно, но при этом происходили его встречи с руководителями города, представителями горожан, смотры войск и прочее. Поэтому нетрудно было найти удобный случай, чтобы представить ему на утверждение план создания парка. К тому же для окраинной Одессы, претендующей на неофициальный статус южной столицы, важно было дать ему именно императорское имя.

О приезде «высочайшей особы», как следует понимать, известно было заранее — телеграф работал — и городская дума готовилась к этому событию тщательно. На той же копии решения городской думы ниже, в тот же день, сделана была приписка, из которой следует, что Одесская городская управа, «по выслушании настоящего приговора» постановила копию его передать Г. Г. Маразли «испрошения» высочайшего... соизволения». А ниже — подлинная подпись Г. Г. Маразли и трёх членов управы.

Как видим, инстанций уже на уровне Одессы было немало, но, тем не менее, всё решалось быстро. Уже на следующий (!) день в Петербург, на имя министра внутренних дел, была отправлена телеграмма, в которой сообщалось содержание «приговора» городской думы, но с припиской: «Причём, предложено план парка представить на Высочайшее воззрение во время пребывания Его Величества в Одессе, в особом павильоне, который будет приготовлен на самой площади». Подписал телеграмму и копию её одесский градоначальник Бухарин. Приписка свидетельствует, что отправлена была телеграмма 29 августа «в 1 час пополудни».

Одесситы великолепно ныне осведомлены о том, что задуманное городской думой состоялось 7 (19) сентября 1875 года. На холме, оставшемся от Андреевского бастиона крепости, был устроен специальный павильон, вид которого сохранился. Более того, пресса отследила даже то, как этот павильон сооружался. Для того чтобы Александр II в коляске мог заехать наверх, были отсыпаны специальные пандусы, которые создали известный и по сей день ландшафный уголок парка. Наверху холма Григорий Маразли представил взору императора место для размещения проектируемого парка и его план. Александр Николаевич не только одобрил план, но и посадил у основания холма первое дерево. На вершине этого холма теперь стоит Александровская колонна — один из самых интересных памятников Одессы.

То есть, казалось бы, создание парка стало делом решённым. Но городская дума не сразу начала работы по его устройству. Документы разъясняют и эту ситуацию: ожидали официального, «процедурного» подтверждения согласования из столицы. 10 сентября 1875 года было принято «Разрешение III отделения канцелярии» императора именовать уже заложенный в Одессе парк Александровским. При этом ответ из Санкт-Петербурга, как по нынешним меркам, пришёл достаточно оперативно.

И, наконец, очередной шаг в создании парка — «Приговор Одесской Городской Думы. Заседание сентября 23-го дня 1875 года. Городская Дума, имея в виду, что предложенному на Михайловской площади Александровскому парку положено уже начало самим Государём Императором в проезде Его Величества через Одессу 7-го сего сентября, приговорила:

1-е) приступить в нынешнем же году к дальнейшему устройству парка чрез гласного Думы г. Штапельберга, на которого возложено его заведывание вообще городскими садами и бульварами, и 2-е) ассигновать на первоначальные работы по этому предприятию пять тысяч рублей». Под этим решением — подписи Маразли и двадцати семи гласных.

Следуя далее в хронологическом порядке, необходимо представить интересную находку, сделанную под обложкой «Полного собрания законов Российской империи». Среди документов за 1875 год под номером 55064 оказался такой: «Именной, объявленный Сенату Министром Внутренних Дел 6 октября — О наименовании устраиваемого в Одессе парка «Александровским». А дальше: «Государь Император по ходатайству Одесской Городской Думы, о наименовании парка, сооружаемого на Михайловской площади в Одессе, по Августейшему Имени Его Величества, «Александровским», в 7-й день Сентября сего года, Высочайше соизволил на удовлетворение означенного ходатайства».

Этим вполне подтверждается истинность даты основания парка, которая высечена на Александровской колонне в парке.

Но финансирование работ, как всегда, оказалось не самым простым вопросом. Только через три недели после приговора городской думы появился очередной документ: «Одесская Городская Управа, по выслушании приложенного, при сем, в копии, приговора Городской Думы о начатии работ по устройству Александровского парка, — постановила:

Приговор этот передать заведывающему технико-строительным отделением управы, члену ея С. С. Яхненко с тем, чтобы копии с оного были переданы в финансовое отделение Управы и гласному Думы г. Штапельбергу. 14 октября 1875. Городской Голова Н. Новосельский. Члены: (три подписи, неразборчиво)».

Следует отметить, что Михайловской площадью называли изначально огромную территорию от ограды женского монастыря (нынешней улицы Успенской и Лидерсовского бульвара) до самого обрыва, нависающего над портом. Назвали её так в связи с тем, что ближайшим и самым примечательным сооружением в том районе города была Свято-Архангело-Михайловская церковь, заложенная ещё в 1826 году, а также появившийся затем рядом одноименный женский монастырь. В связи с решениями 1875 года о создании парка название «Михайловская площадь» не исчезло, так как парк занял лишь часть её. В конце XIX века это название было подкреплено появлением рядом с монастырём детского приюта для мальчиков, созданного М. Р. Гладковым и его супругой Натальей, в котором также был Свято-Архангело-Михайловский храм.

В 1886 году вдоль обрыва над портом был устроен Александровский бульвар, занявший ещё часть Михайловской площади и протянувшийся от Барятинского переулка до Ланжероновской площади. А согласно решению городской думы от 12 июня 1902 года, в связи с расширением Александровского парка, название «Михайловская площадь» было упразднено окончательно. Впрочем, осталась в Одессе ещё одна Михайловская площадь — в центре Молдаванки, которая по сей день носит такое имя.

У пришедшей в результате октябрьского 1917 года переворота власти были другие взгляды на топонимику. Переименовывали не только улицы, парки, но и города. В УССР главные парки городов получали, как правило, имя Т. Г. Шевченко. Так произошло и в Одессе. 30 апреля 1920 года постановлением горисполкома Александровский парк получил наименование в честь Т. Г. Шевченко. Немецко-румынские оккупанты, как сообщала «Одесская газета», 19 ноября 1941 г. возвратили ему наименование Александровский. Но через четыре дня после освобождения Одессы от фашистов постановлением горисполкома от 14 апреля 1944 года парку вернули имя Т. Г. Шевченко.

В 2011 году, когда по Одессе прошла волна возвращения исторических топонимов, возник вопрос и о возвращении первичного наименовании главного парка. Споры происходили эмоциональные и долгие. После достаточно компетентного обсуждения историко-топонимическая комиссия горсовета рекомендовала назвать главную аллею парка Александровской, что создало исторический комплекс с расположенной близ середины её Александровской колонной. Это же воздало должное истории города. Соответствующее решение приняли члены исполкома Одесского горсовета 8 ноября 2013 года. На этом топонимический спор одесситов был закончен.
8816

Комментировать: