Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Чума могла обрушиться на Одессу из катакомб

Понедельник, 22 октября 2012, 01:04

Павел Анфимов, Светлана Воронюк

Комсомольская правда, 18.10.2012

Местом, где гнездилась инфекция, оказалась Привозная площадь. Грязные лавчонки и лотки сожгли.

В октябре этого года исполняется 200 лет самой масштабной в истории южного города эпидемии

Зараза унесла жизни более 2600 из 25 тысяч горожан. Из всех заболевших победить недуг смогли менее девятисот человек.

ГОРОД «В СОМНИТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ»

До начала Отечественной войны 1812 года были и другие вспышки заболевания. Однако летне-осенняя оказалась самой значительной и свирепствовала полгода. Пик пришелся на октябрь, когда умерло более тысячи человек.

– Эпидемия началась в начале августа в театральном доме среди итальянских гастролеров, – рассказывает краевед Олег Губарь. – Чума была обнаружена у дочки антрепренера и его служанки. Выжил только ребенок.

Источником болезни, по архивным данным, стали «зачумленные» вещи труппы, прибывшие из Малой Азии. В течение недели в разных районах города от чумы умерло еще несколько человек. После этих случаев страшная инфекция быстро распространилась по всему городу, прилегающим хуторам и предместьям. В конце августа генерал-губернатор Новороссийского края Эммануил Ришелье объявил город «в сомнительном положении» и собрал медицинский совет. Врачи постановили разделить Одессу на 13 частей, поручив контроль за каждой медику и отдельному доверенному лицу – комиссару. Проверяющие должны были досмотреть все дома и отделить больных людей от здоровых, а также организовать очистку каналов и колодцев. Кроме карантина в крепости, порту и городской лечебнице, в разных частях города создавались и другие места для содержания больных, – таких было около десятка.

– В Еврейской больнице организовали отдельный карантин для иудеев, которым необходимо было соблюдать ритуальные процедуры, – добавляет историк. – А для очистки вещей использовали морскую воду.

В карантинах уходом за больными, а также дезинфекцией помещений покойников занимались арестанты тюремного замка и проштрафившиеся нижние чины царской армии. Многие из них впоследствии умерли, а выжившие получили царскую амнистию и небольшое денежное поощрение. Нанимались обслуживать чумных и обычные горожане. Например, известен случай, когда грек по имени Иван взялся работать в карантине за внушительную по тем временам сумму в тысячу рублей и остался жив. Были и другие добровольцы.

– Моему прапрадеду знатный хозяин после эпидемии присвоил фамилию Чумный, – говорит одесситка Наталья Игнатенко. – Известно, что он во время болезни помогал людям и остался жив

ДОМА СЖИГАЛИ, СКОТИНУ – МЫЛИ

По свидетельствам современников, город в те дни напоминал огромный склеп. По пустынным улицам неторопливо проходили патрули, следившие за соблюдением карантина. Периодически проезжали повозки с флагами разных цветов: белый – означал болезнь без признаков чумы, красный был на повозках с больными заразой, а черный означал умерших. Их сопровождали мортусы, одетые в кожаное высмоленное платье и рукавицы, в масках с вытянутой носовой частью, куда клали тертый чеснок. Из домов и землянок они длинными шестами с крючком на конце выносили больных и складывали их на телеги. Страх перед болезнью был так велик, что в Одессе убивали не только крыс, но и кошек и собак, а домашнюю скотину тщательно обмывали каждый день для профилактики. Также были сожжены все подозрительные и зараженные землянки, особенно наполнявшие Карантинную и Военную балки.

12 сентября генерал-губернатору Ришелье пришлось издать приказ, запрещающий нотариусам, маклерам, а также купеческим конторам заключать торговые сделки. Все бумаги, поступающие в полицейскую часть, канцелярию градоначальника и почту, принимались только после окурки. Деньги вымачивали в соленой воде. Так как в то время действенным средством для борьбы с болезнью был огонь, то многие землянки и дома, которые посетила чума, сжигались дотла. Все оставшиеся без крова люди получили компенсацию из городской казны. Город был оцеплен по периметру. Внутреннее кольцо охраны составляла таможенная стража, а внешнее – армейская пехота.

– Чума унесла жизни трех главных городских врачей, в их числе был Джованни Капелло, который пытался спасти своих коллег, – рассказывает Олег Губарь. – До этого погиб его сын.

Умерших от болезни свозили за город и хоронили недалеко от кладбища, территорию которого теперь занимает Преображенский парк. Количество жертв чумы было столь велико, что вскоре тут появился холм высотой в несколько метров. В 1829 году по инициативе графа Воронцова здесь на восьмиметровой высоте установили памятный знак «Для усопших от чумы». Через 20 лет камень пришел в такое состояние, что от всей надписи на неотбитой части можно было разобрать только последние слова. На гору свозили остатки ракушечника, которым ранее мостили улицы, а потом и мусор. Однако «Чумка» была не единственным пристанищем жертв эпидемии. Всего в городе и пригородах имелось 12 подобных кладбищ.

– Еврейское кладбище для усопших находилось между «Чумкой» и первым городским некрополем, – рассказывает краевед Олег Губарь. – В пригородах практически стихийно возникли отдельные чумные кладбища – в Усатово, Нерубайском, Татарке, Дальнике, на Фоминых хуторах, Малом Фонтане, Сухом Лимане, в урочище Куяльник, Молдаванской слободке.

Все захоронения предварительно окапывались рвами. И хотя Воронцов потребовал от местных властей обнести захоронения решетками, восстановить рвы и посадить по периметру деревья, это исполнено не было.

БОЛЕЗНЬ ПРИШЛА ИЗ КАТАКОМБ?

До сих пор точно не известно, откуда чума прибыла в город. Исследователи выдвигают две версии. Первая и наиболее популярная – болезнь занесли в регион извне. Впервые возбудитель заразы был занесен в Северо-Западное Причерноморье еще в XIV столетии. Блохи, живущие в мехах сурков, заразили матроса с корабля, прибывшего из Кафы к нашим берегам, а уже через пару дней болезнь скосила сотни людей. По другой версии, неоднократные эпидемии чумы – это вспышки природного очага на территории региона.

– Чуму могли разнести сурки, суслики, хомяки, крысы или мыши-полевки, – рассказывает заведующий лабораторией экологии Украинского научно-исследовательского противочумного института им. Мечникова Иван Русев. – Один из них, серый хомячок, больше всего склонен к чуме, этот вид имел высокую численность на территории, где расположена Одесса – огромное количество их останков находят в катакомбах до сих пор.

Ученый выдвигает версию о том, что чуму могли подхватить и рабочие, которые добывали из подземелий камень-ракушечник. Также болезнь могли завезти с собой торговцы солью из центральной части страны. Сначала тех, кто ее возил, окрестили «соленики», а потом стали называть «чумаками». По одной из версий, украинские торговцы в пути часто заражались чумой, однако в разгул эпидемии они не бросали свое ремесло, а только, «дабы не заразиться», измазывали себя дегтем.

По мнению ученых, природные очаги чумы могут существовать тысячелетиями вне связи с наличием инфицированных возбудителем грызунов.

– Доказана возможность существования чумного микроба в почве природных очагов в покоящейся (некультивируемой) форме, – продолжает Русев. – Явления и процессы, которые могут влиять на активность этого очага, пока неизвестны. Единственной профилактикой может служить сплошная распашка больших пространств.

Историки пока не склонны доверять этой версии, так как исторические хроники не указывают на местный характер заболевания.

– Все, что я знаю из документов, говорит о том, что каждая чума была привезена в город извне, – добавляет Олег Губарь. – Как и в случае с итальянскими актерами.

Впрочем, многие ученые, занимающиеся изучением чумы, по-иному оценивают свойства заразы, которая может длительное время «дремать» и проявить себя при непонятном стечении обстоятельств. Именно поэтому места чумных захоронений лучше не беспокоить.

КСТАТИ

ЗАРАЗУ ПРИВЕЗЛИ НА КОРАБЛЕ

Всего чума посещала Одессу восемь раз, в этом плане самыми тяжелыми в истории города были 1812, 1837 и 1902 годы. Первый раз болезнь попала в Южную Пальмиру спустя три года после ее основания с моряками барка «Святой Николай», прибывшими из Константинополя. 5 августа судно бросило якорь в Одесском заливе, а 21-го числа на нем от болезни умер матрос. Экипаж, испугавшись длительной изоляции в портовом карантине, бросил судно и ушел на шлюпках в открытое море. Городские власти приняли решение вывести барк на мель и там сжечь его со всеми товарами и вещами. Таким образом была пресечена возможная эпидемия.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

ИЗ-ЗА ЗАРАЗЫ СОЖГЛИ ПРИВОЗ

После мора 1812 года город закрывали на карантин еще в 1892 году. Благодаря своевременно принятым мерам: в каждом участке был врач и особый уполномоченный, который осматривал всех жителей, – погибших оказалось немного. Последний раз чума посетила город ровно 110 лет назад – в 1902 году. По словам очевидца тех событий фотографа и корреспондента журнала «Нива» Иосифа Шнейдера, после первого зафиксированного случая заболевания Одессу разделили на 8 санитарных районов (позднее их число возросло до 68). Для больных отвели изолированное помещение городской больницы, а всему персоналу сделали предохранительные прививки Герсеновской противочумной сыворотки. Вещи чумных сжигались, а извозчик и его лошадь и дрожки, на которых везли заболевшего, подвергались обеззараживанию. Местом, где гнездилась инфекция, оказалась Привозная площадь (нынешний рынок «Привоз»). «Здесь, на окраине города, помещался огромный базар, в высшей степени грязно содержавшийся и уже давно мозоливший одесситам глаза своим неблагоустроенным видом и своей исторической гнилью и грязью, – пишет Шнейдер. – Патриархальные порядки, царившие здесь, допустили существование сгнивших, промозглых лавчонок и лотков, пропитавшихся многолетними наслоениями грязи. Деревянный пол рынка был весь изгрызен крысами, устроившими себе целый лабиринт ходов и выходов под мостовой».

После колоссальных трудов по очистке и дезинфекции, когда всю площадь залили карболовой кислотой и известковым молоком, было решено попросту сжечь наиболее грязные лавчонки и лотки. Весь первый и третий корпусы площади испытали эту участь. Торговцы были временно удалены со своими товарами на Куликово поле.

Квартиры и дома, в которых находились заболевшие, подвергались трем стадиям обеззараживания: предварительно все помещение окуривалось серой, затем ставился формалиновый аппарат, и, наконец, производилось мытье стен, потолков и полов раствором сулемы, а мягкая мебель и одежда отправлялись в паровую дезинфекционную камеру. Не имеющая цены ветошь сжигалась под наблюдением пожарной команды. Чистке подвергались также подвалы, сараи и конюшни. К середине осени дезинфекторы обработали почти 55 тысяч помещений. Вслед за ними шел «отряд крысоистребителей». Они тщательно выслеживали все крысиные норы и ходы под полами, законопачивали их и заливали известью. Одесситам рекомендовали использовать мышеловки и силки, а позднее городская бактериологическая станция стала изготовлять разводки крысиного тифа, и горожанам было предписано запасаться этим средством и отравлять им (при помощи кусочков белого хлеба) своих длиннохвостых врагов. Трупы погибших крыс доставлялись для уничтожения в определенные места: в 7 пунктах города были поставлены особые печи, и в них сжигались все издохшие от тифа грызуны.

Для населения была также организована бесплатная баня. Эти меры позволили сократить количество смертей до минимума – погибло всего несколько десятков человек.

СПРАВКА «КП»

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЭПИДЕМИИ В ИСТОРИИ УКРАИНЫ

• Чума на Подолье 1648-1649 гг. Недуг поразил всю Украину сразу после побед под Корсунем и Пилявцами (ныне Хмельницкая область). Разнесли «заразу» казаки и их союзники татары.

• Чума в Киеве 1710-1711 гг. В этот раз болезнь принесло шествие армии Карла XII по Украине – из-за множества брошенных трупов расплодились крысы. Это и стало причиной вспышки чумы. В результате Киев, который населяли тогда 12 тысяч человек, потерял почти половину жителей.

• Чума в 1770-1771 гг. Еще страшнее была эпидемия чумы в Киеве, который разросся к этому времени до 42 тысяч. Тогда только на Подоле за несколько месяцев умерло более шести тысяч человек. По периметру Киева курсировали врачи и солдаты из Петербурга, чтобы никто не вышел за городские стены.

• Холера в 1831 г. Эпидемия охватила всю Российскую империю – от Севастополя до Петербурга. Карантин был по всей стране. Народ взбунтовался и обвинял врачей, что они «отравили воду».

• Грипп-испанка в 1918-1920 гг. смел с земли около 80 млн. человек. Болела и умирала Российская империя, но больше других страдали жители портовых городов – одесситы и крымчане.
3706

Комментировать: