Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Чтобы удержать время, человеку может помочь лишь один инструмент — сказка

Понедельник, 14 января 2013, 18:40

Тина Арсеньева

<b>Вечерняя Одесса, 10.01.2013</b><br /><br />

Вы знаете это имя: Иосиф Меркович. Человек, подаривший нам сказочный островок детства — спасенное и реконструированное здание Одесского кукольного театра.

Его манера общаться — почти детская открытость, но попробуйте обратить беседу в интервью! Сразу: «Ненавижу пиариться». И ты, словно булгаковский Коровьев, проникновенно частишь: «Надо, надо, надо!». И ощущаешь себя персонажем фантасмагории: то, что сотворил одессит Меркович, смахивает на чудо. Знающий, какими долгосрочными мучениями оборачиваются ныне ремонты-реставрации — а из наших публикаций читатель, надеюсь, это себе уяснил, — скажет: «Чудо». Пусть уж мне Иосиф Михайлович, физик по университетскому диплому, всыплет за «чудеса» и «мистику». Разъяснит, что только расчетом, трудом, при поддержке многих одесситов... ну, кто ж спорит?! А все-таки атмосфера волшебства окутала этот детский театрик благодаря директору Мерковичу.

Но беседу приходится начать с деловой прозы. Здание кукольного театра вплотную прилежит к Украинскому театру. Известно, что Украинский театр поставлен в планы на ремонт. Предыдущий капитальный ремонт Украинского театра еще на памяти, не прошел «отходняк»...

Беда в том, поясняет мне Иосиф Михайлович, что грунт, на котором стоят здания обоих театров, имеет подвижку в сторону Софиевской улицы. Несколько миллиметров сдвига в год. И что, спрашиваю, вы противопоставили этой стихии? А интересно ли это неспециалистам, сомневается Меркович. Но разве неинтересно?!

Здание кукольного театра памятником архитектуры не является — стало быть, у надзорных органов о нем голова не болит. Существовало это здание на протяжении многих лет в катастрофическом режиме: в войну в него бомба угодила, после войны — общага, да еще потом и два пожара случилось.

Меркович, начав капитальную реконструкцию, после того, как из здания было вывезено 140 тонн строительного мусора, позаботился, прежде всего, об отведении атмосферных вод — о так называемых отмостках. И о гидроизоляции укрепляемого фундамента: бетон с современными добавками кристаллизуется на глубину до метра и не пропустит влагу. Несущие стены и фасад теперь одеты в надежную арматурную «рубашку» (очень много металла израсходовано!), а проемы и ниши — в металлический «уголок». Несущие балки кровли заменены металлоконструкциями, обшитыми лесом, выполнены гидроизоляция и теплоизоляция, положили металлочерепицу. «Мы осознавали, какую ответственность несем, — говорит директор театра, — ведь вплотную примыкает памятник архитектуры — Украинский театр, а с другой стороны находится здание библиотеки имени Горького». Да, это была поистине операция с девизом «не навреди»! Сложнейшая реанимация убитого здания...

...Знаете ли вы знаменитый аквапарк «Посейдон» в пгт Черноморское на базе отдыха Одесского морского торгового порта? Так вот, генеральным подрядчиком, то есть строителем-исполнителем, этого курортного проекта была фирма «Dream-Украина», которую возглавлял Иосиф Меркович.

Ах, как причудливо, сказал бы Коровьев, тасуется колода! Какие замысловатые линии пишет судьба...

Отец Иосифа Мерковича, родом из Кировограда, работал собкором ТАСС в Одесской области, а также в Югославии, Венгрии; мама, родом с Одесщины, была инженером-конструктором, работала в пищевой промышленности; старшая сестра тоже стала инженером. Ого, прикидываю, собкор ТАСС, «на передовой идеологического фронта»: значит, любое вольномыслие отпрысков пресекалось? Нет, отвечает Иосиф Михайлович, атмосфера в семье была вполне доверительной, а его, школьного отличника, участника олимпиад и кружков, вообще не интересовала политика, тем более диссидентско-самиздатские подвиги: интересовало, кроме физики и математики, искусство!

Ядерная физика — это было, как теперь выражаются, тренд и бренд (вот не знало то поколение сих энергичных слов). В 1970-м Иосиф Меркович окончил физфак Одесского университета: квантовая физика. Студентом участвовал в художественной самодеятельности — в ансамбле народного танца во Дворце моряков. Знать бы тогда, каким виражом биографии обернется увлечение. Но пока что привлекала и возможность поездок: самодеятельность финансировали щедро, Болгария была пределом мечтаний советского студента, да и по СССР хорошо прокатились. По окончании вуза Меркович работал на кафедре восемь лет, одновременно преподавая физику в английской школе и... руководя в ДК имени Леси Украинки танцевальным коллективом «Молодость».

Вот тут и обозначилась точка поворота: Иосифа Мерковича приметили в театральных кругах и пригласили в Украинский театр ставить хореографию спектакля Владимира Туманова «Черевички». А после успешного спектакля — пригласили... работать в театре балетмейстером.

Закулисье-зазеркалье втянуло! Как уж вам будет угодно, но здесь случай, когда магия превозмогла физику. Да еще и блистали в Украинском театре такие дарования, как Иван Твердохлиб, Валентина Туз; главным режиссером был тогда Бронислав Мешкис, в его постановке «Третье поколение», кроме разных других спектаклей, довелось работать Мерковичу. Вскоре на нового балетмейстера-постановщика положил глаз и легендарный Михаил Водяной, пригласил работать в спектаклях «Буратино» (смекайте: не момент ли мистики, а?), «Свадьба в Малиновке», «Агент 00». Тогдашний Театр музыкальной комедии — это Людмила Сатосова, Евгения Дембская, Семен Крупник... и уж, конечно, сам художественный руководитель, неподражаемый Водяной.

Кроме того, Иосиф Меркович поработал балетмейстером-постановщиком в объединении музыкальных ансамблей при городском управлении культуры.

Но раскрутилась «перестройка». Никому не нужной оказалась физика. Да и хореография тоже. И театру пришлось выживать кое-как.

Тогда Иосиф Меркович вместе с друзьями взялся за изготовление... театральных костюмов. Организовали они кооператив «Театр», набрали швей. И, представьте, пошли заказы даже из дальних городов СССР. А уж как в обстановке тотальной нищеты изощрялись энтузиасты-костюмеры: стригли боа из капрона, крошили блестки из фольги, и так на выдумку хитры оказались, что в кооператив потекла денежка! Своей искусностью, вспоминает Иосиф Михайлович, мастера были обязаны наставничеству Зои Ивницкой, блистательного художника по костюмам, жены легендарного одесского сценографа Михаила Ивницкого. Кооператив просуществовал 15 лет.

«Не люблю, — признается, однако же, герой нашего рассказа, — разглядывать старые фотографии, фиксироваться на подробностях того, что минуло, обращаться к прошлому». В этом — особенно острое, не всякому данное, ощущение необратимости Времени. Значит, остается: «Время, вперед!»...

...Покончено с дефицитом — костюмерный цех стал не столь актуален. Меж тем кооператив навещали зарубежные специалисты. В частности, из той же Болгарии. И вместе с Дмитрием Димовым, в процессе сотрудничества, Иосиф Меркович создает, уже в государстве Украина, совместное строительное предприятие. Теперь можно лишь перевести дух, сообразив, как же им повезло: во времена беспредельного рэкета никто по-крупному не «наехал»!.. А началом были — заказы из Одесского порта. Которые фирма (обратили вы внимание на ее название — «Dream», «Мечта»?), состоящая примерно из 80 сотрудников, выполняла совместно с греческими предприятиями. Поскольку «новые украинцы» принялись строить коттеджи, Меркович вник и в основы архитектуры. И хороших специалистов привлек к сотрудничеству: например, одесского архитектора Вячеслава Зирчука.

«Всю жизнь, — отмечает ныне Иосиф Михайлович, — я занимался лишь тем, что нравилось». А нравилось — созидать. Так сказать, производить внятный и полезный материальный продукт. Никогда — торговля. Никогда — «делать деньги»! Получать удовольствие от работы, «по Мерковичу», значит — получать радость от жизни. А в работе всегда была свойственна ему склонность к эксперименту, к нетрадиционным решениям.

Вот так и случился, а точнее, закономерно был получен, заказ от начальника ОМТП Николая Павлюка на возведение базы отдыха с аквапарком (крупнейшим, заметим, в Восточной Европе), проект которых разработал тогдашний главный архитектор города Софии, адаптировал же к нашим строительным нормам одесский архитектор Владимир Финько...

СЛУЧАЙ: проезжая мимо Одесского кукольного театра, Меркович поежился от неэстетичного, мягко говоря, вида здания. Подумал: отчего бы не помочь материально? Побеседовал с тогдашним начальником облуправления культуры Надеждой Бабич. А затем зашел в театр — и пришел в ужас: «Сюда аморально водить детей — кого мы вырастим в такой разрухе?!». И вдруг звонок из управления культуры: а не хотите ли... вообще взять на себя? Стать директором этого театра?

Что подвигло Иосифа Мерковича, руководителя успешной фирмы, на согласие, на столь радикальный «поворот руля»? К тому моменту, говорит Иосиф Михайлович, некоторые впечатления личной жизни подвели его к выводу о тщете труда ради материального благополучия. Хотя из любимого нашего мистического романа мы знаем, что «человек смертен» и что «плохо то, что он иногда внезапно смертен», это все же литература — до некоего момента. И кому как, но у Иосифа Мерковича, не побоюсь тут пафоса, вместе с осознанием случилось озарение: «Жизнь слишком скоротечна. Смысл жизни — отдавать. Делать доброе». Подарить радость детям в родном городе. Золотым ключиком открыть дверцу в сказочный дворец...

Меркович стал первым — и существенным — меценатом кукольного театра, превратив его в одночасье в грандиозную стройку, настолько радикальную по инженерным решениям, что вполне можно было усомниться: да по силам ли это одному человеку?! И как все-таки замечательно, что, в конечном счете, мечтателю и делателю не пришлось выступать и «одному в поле воином» — одесские театралы, директора театров поддержали в один голос, «протолкнули» проект в «Народный бюджет». Вот только бы не оставили областные власти дерзкий проект, детскую Мечту, на полдороге: финансирование оставшихся еще строительных работ (обустройство гримерных, производственных цехов, складов) исчисляется примерно пятью с половиной миллионами гривен...

В кабинете Иосифа Михайловича, больше похожем сейчас на полевой штаб, висит большая репродукция: две руки, тянущиеся друг к другу. Бога — и Человека. Фреска Микельанджело «Сотворение мира».

А названием к этому рассказу я взяла фразу из одной пьесы...
3944

Комментировать: