Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
утром -5 ... 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Что стало причиной гибели Юрия Гагарина? (добавлено)

Вторник, 14 апреля 2015, 20:52

Алена Каташинская, Александр Милкус, Леонид Репин

Комсомольская правда, 27.03.2015

27 марта исполнилось 47 лет со дня смерти первого космонавта.

Самолет УТИ МиГ-15, пилотируемый Юрием Гагариным и инструктором Владимиром Серегиным, разбился 27 марта 1968 года в районе деревни Новоселово Владимирской области. Оба летчика погибли. Обстоятельства трагедии сразу засекретили. О гибели Гагарина и Серегина общественность узнала лишь через два дня — 29 марта.

Расследованием трагедии занималась специальная правительственная комиссия. Была проведена уникальная, тщательная работа. Задействованы сотни профессионалов. Что говорить — лес под Киржачом вокруг воронки, оставшейся после падения УТИ МиГ-15, вытоптали в радиусе 3 километров! Обследованы мельчайшие обломки самолета! И... выводы комиссии засекретили.

Все это время единственным официальным документом о гибели Гагарина и Серегина оставался некролог: «...В результате катастрофы при выполнении тренировочного полета...», подписанный Политбюро ЦК КПСС. В нем тоже не было ни слова о причинах смерти пилотов...

Документы рассекретили чуть менее трех лет назад. И теперь можно узнать все подробности трагедии.

ДВОЙНОЙ ДОСМОТР

Сразу же после обнародования информации о гибели Гагарина и Серегина пошли слухи о том, что они вылетели с аэродрома в Жуковском в «неадекватном состоянии». Однако в заключении комиссии, датированном 4 сентября 1968 года, данная версия опровергалась.

«Предполетный медицинский осмотр проведен 27.03.1968. Жалоб во время осмотра не предъявлял. Самочувствие и настроение было хорошее. Температура тела 36,6. Частота пульса 64 удара в 1 минуту. АД — 120/70 мм рт. ст. 27.03.1968 в период 8.45 — 9.00 полковник Гагарин Ю. А. подвергался дополнительному осмотру. Жалоб не было».

Показатели в норме, можно даже сказать – близки идеальны. Однако зачем в таком случае второй осмотр? Тем более, что Серегина, согласно документам, осматривали лишь раз…

Кроме того, за 5 дней до полета Гагарин проходил углубленный медосмотр и получил вердикт «годен к летной работе без ограничений». Но почему-то срок этой «годности» был определен всего в 2 месяца — до 22 мая 1968 года…

САМОЛЕТ

По данным комиссии, летчики летели на УТИ МиГ-15 № 612739, произведенном в 1956 году на заводе «Водоходы» ЧССР».

Машина выработала больше половины технического ресурса (оставалось еще 986 часов).

Однако двигатель был, отметила комиссия, с некоторыми проблемами: за 533 часа работы он прошел 4 капремонта, а после последнего (в январе 1967 года) ему был установлен ресурс в 100 часов. Остаток ресурса двигателя был всего 37 часов. Кроме того, в межремонтные сроки двигатель дважды снимался из-за дефектов.

Несмотря на это, комиссия пришла к выводу, что в целом самолет имел достаточный ресурс.

Единственным серьезным нарушением, допущенным во время подготовки к полету, было то, что от самолета не отцепили дополнительные баки для горючего. Которые сильно снижали возможности маневрирования.

В ГИБЕЛИ ВИНОВАТ ДРУГОЙ САМОЛЕТ?

По мнению многих специалистов, в гибели Гагарина и Серегина нужно винить либо второй такой же самолет УТИ МиГ-15, который пилотировал майор Андреев (он вылетел через 3 минуты после Гагарина), либо Су-11, который в то же время пролетал в этом районе. Фамилию пилота этого самолета долго не раскрывали. В дальнейшем стало известно, что за штурвалом был летчик Кречетов.

Комиссия, изучив полеты самолетов, имитировавших полеты самолетов полковника Гагарина и майора Андреева, пришли к выводы, что пересечений в маршрутах не было.

Отбросили версию, после изучения воздействия звукового удара Су-11 на пролетающий самолет, и с Су-11. …

РЕЗКИЙ ПОВОРОТ?

В итоге эксперты посчитали, что к катастрофе привел совершенный Гагариным резкий маневр.

— Комиссия заключила: исходя из анализа обстоятельств летного происшествия и материалов расследования, наиболее вероятная причина катастрофы — выполнение резкого маневра для отворота от шара-зонда. Или, что менее вероятно, для предотвращения входа в верхний край первого слоя облачности, — процитировал в 2009 году начальник департамента по обеспечению деятельности архива президента РФ Александр Степанов.

По его словам, в результате «резкий маневр привел к последующему попаданию самолета в закритичный режим полета и сваливанию в условиях усложненной метеорологической обстановки».

Так ли это, мы уже никогда не узнаем. Однако одно точно: в этот день страна потеряла великого героя…

* * *

Несколько фактов о первом полете человека в космос.

Комсомольская правда, 12.04.2014

• Полет в околоземном космическом пространстве продлился 108 минут.

• Юрия Гагарина к космическому кораблю провожали два дублера: известный Герман Титов и Григорий Нелюбов. В отличие от Гагарина и Титова, он не облачался в скафандр, но был готов осуществить полет в случае особых обстоятельств.

• За несколько дней до полета Гагарин написал прощальное письмо жене — на случай, если произойдет катастрофа. Однако передали ей это письмо лишь в 1968 году— после гибели космонавта в авиакатастрофе.

• Полет проходил в полностью автоматическом режиме: конструкторы перестраховывались, так как не знали, сохранит и космонавт работоспособность в условиях невесомости. На крайний случай Юрию передали особый код, позволявший Перед полетом произошло ЧП: датчик на люке не выдал нужный сигнал при проверке герметичности. Это могло привести к переносу запуска, поэтому конструктор «Востока-1» Ивановский в считанные минуты отвернул 30 гаек, проверив и поправив датчик и вновь закрыл люк положенным образом.

• На заключительной стадии полета Юрий Гагарин бросил фразу, о которой долгое время ничего не было известно: «Я горю, прощайте, товарищи!». Все дело в том, что он не знал, как будет выглядеть прохождение кораблем плотных слоев атмосферы при спуске. Увидев в иллюминаторе пламя, он предположил, что корабль охвачен пожаром. На самом деле трение жаропрочной обшивки космического корабля об атмосферу – рабочий момент. Теперь космонавты готовы к этому яркому и впечатляющему зрелищу, которое первым увидел Гагарин.

• Кадры съемки переговоров Гагарина в кабине корабля и главного конструктора Сергея Королева на командном пункте – это имитация, сделанная в более поздний период. В момент реального старта им было просто не до этого. После полета решили восстановить хронику событий и попросили Гагарина и Королева повторять те же слова, что были сказаны ими во время взлета.

• На «Востоке» не была предусмотрена посадка космонавтов внутри спускаемого аппарата: пилот катапультировался на высоте 1500 метров. Это с тем, что на корабле не было двигателей мягкой посадки, обеспечивающих безопасное приземление.  Однако из-за посадки вне корабля Международная аэронавтическая федерация отказывалась регистрировать рекордный полёт Гагарина. Тогда советские представители объявим, что первый космонавт приземлился в кабине. Фактические обстоятельства посадки СССР официально признал только в 1964 году.

• Во время прохождения Гагариным по ковровой дорожке перед докладом Хрущеву об успешном осуществлении полета в кадр попали развязавшиеся шнурки на ботинке первого космонавта. Эта деталь добавила народной любви к Гагарину. Между тем Сергей Хрущев, сын Никиты Хрущева, присутствовавший на той церемонии, уверяет, что шнурки у Гагарина были в порядке.

* * *

Юрий Гагарин. Знаете, каким он парнем был?

Комсомольская правда, 10.03.2009

9 марта первому космонавту планеты исполнилось бы 75.

Трудно написать что-то новое о человеке, о котором писано-переписано. Проще всего свалиться в рассуждения типа «а что бы было, если бы Гагарин не разбился тем страшным мартовским утром?» Но надо ли? Кто знает, что было бы? И почему судьбе было угодно забрать его так рано, страшно рано?

Гагарин был человеком, которого почитали не потому, что его сверху назначили на должность народного любимца. Он был искренен, прост и старался жить честно... И люди это почувствовали.

Что мы можем сделать сейчас, на 75-летие Юрия Алексеевича?

Просто почтить его память. И полистать ранее не публиковавшиеся его фотографии.

ЧЕТЫРЕ ЛЕГЕНДЫ О ПЕРВОМ ПИЛОТЕ КОРАБЛЯ «ВОСТОК»

Легенда 1: 108-минутный полет Гагарина прошел без неполадок

Долгое время цензура не давала журналистам возможности рассказать о нескольких неурядицах, произошедших на борту «Востока»: как это так — советский космический корабль и ненадежен? На самом деле за несколько часов до старта инженерам пришлось устранять неисправность. Когда Гагарина усадили в корабль и закрыли за ним люк, выяснилось, что контакта нет, кабина негерметична. Стартовать — нельзя. Спешно снова отвинтили крышку. К счастью, неполадка оказалась мелкой.

Потом, уже во время подъема ракеты, была потеряна связь с кораблем.

— «Кедр» (позывной Гагарина), как чувствуете себя? — добивался ответа «двадцатый» (Сергей Павлович Королев). — «Кедр», отвечайте!

А в динамиках только хрип.

«Не знаю, как я выглядел в этот момент, но Королев, стоявший рядом со мной, волновался очень сильно: когда он брал микрофон, руки его дрожали, голос срывался, лицо перекашивалось и изменялось до неузнаваемости. Все облегченно вздохнули, когда... сообщили о восстановлении связи с космонавтом и о выходе корабля на орбиту», — такую запись сделал в своем дневнике помощник Главкома ВВС по космосу Николай Петрович Каманин.

Потом Гагарину пришлось всерьез поволноваться при приземлении. Стало резко падать давление тормозной двигательной установки. Космический корабль начал мелко подрагивать, за обшивкой нарастал шум. Росла перегрузка. После выключения тормозной двигательной установки должно было произойти отделение спускаемого аппарата от приборного отсека. Но не произошло!

Корабль крутило, словно юлу, запущенную озорной детской рукой. Скорость вращения — около 30 градусов в секунду. Получился, как потом рассказывал Госкомиссии Юрий Алексеевич, «кордебалет»: голова-ноги, голова-ноги — так, что дух захватывало. Гагарин только успевал закрываться от острых лучей солнца, бьющих в иллюминатор. Лишь через десять долгих, мучительных минут раздался хлопок, и спускаемый аппарат разделился с приборным отсеком. Но у космонавта возник новый повод для беспокойства. За иллюминаторами явно слышалось потрескивание, кабину освещали багровые отблески пламени. Пожар! Нет для летчика страшнее ЧП, чем огонь на борту.

А ведь Гагарин, как и все космонавты первого набора, пришел из истребительной авиации.

— Горю! — Юрий Алексеевич уже начал мысленно прощаться с жизнью.

Это потом уже к пламени, вызванному трением специальной жаропрочной обшивки об атмосферу, привыкли. А тогда, в первом испытательном полете, языки пламени, оплавлявшие стекло иллюминатора, конечно же, казались предвестниками смерти.

— На высоте примерно около 7000 метров происходит отстрел крышки люка, — докладывал потом Гагарин в надолго засекреченном отчете. — Я сижу и думаю, не я ли катапультировался — быстро, хорошо, мягко, ничем не стукнулся. Вылетел с креслом. Отцепляется стабилизирующий, вводится в действие основной парашют — и тут... кресло ушло от меня, вниз пошло. Я стал спускаться на основном парашюте. Затем раскрылся запасной парашют, раскрылся и повис вниз. Он не открылся!

Космонавту снова повезло:

— Тут слой облачков был, в облачке поддуло немножко, раскрылся второй парашют, наполнился, и на двух парашютах дальше я спускался.

Но Гагарина ждала еще одна проблема. Не сразу открылся клапан, подающий воздух. А ведь космонавт приземлялся в закрытом скафандре. Как дышать?

— Клапан, когда надевали, попал под демаскирующую оболочку... — сообщал потом Юрий Алексеевич комиссии. — Минут шесть я все старался его достать. Но потом расстегнул демаскирующую оболочку, с помощью зеркала вытащил... тросик и открыл его.

Легенда 2: Гагарин приземлился внутри своего корабля.

Система «Востока» даже не предполагала возможности приземления космонавта внутри спускаемого аппарата: обгоревший «шарик» просто грохался о землю. Для человека такой удар был бы смертельным. Поэтому в корабле была установлена специальная катапульта. На высоте люк открывался, и пороховой заряд «выстреливал» космонавта.

Легенда 3: Перед полетом Гагарина было несколько запусков космических аппаратов с людьми на борту, но они закончились трагично, и поэтому они засекречены.

Даже если бы такие полеты были, до сегодняшнего дня эту тайну не удалось бы сохранить. Гагарин был действительно первым землянином, побывавшим в космосе.

Однако надо отдать должное — подумывать о полете человека к звездам космическое начальство стало еще в 1957-м, когда корабли-спутники еще не умели возвращать на Землю. В то время многие инженеры, врачи и просто энтузиасты-романтики, проникнувшись космической романтикой, писали заявления: «Прошу отправить меня в космический полет без возможности возвращения...» Слава Богу, этими искренними порывами людей, бредившими космосом, не воспользовались...

Первым из «гагаринского» набора космонавтов погиб Валентин Бондаренко. 23 марта 1961 года во время тренировки в барокамере, атмосфера которой была перенасыщена кислородом, возник пожар. Космонавт получил смертельные ожоги. До старта Гагарина оставалось меньше месяца.

Легенда 4: Гагарин не погиб

27 марта 1968 года, авария учебного самолета была инсценирована для того, чтобы избавиться от самого популярного человека в стране, который начал позволять себе перечить членам Политбюро ЦК КПСС.

Гагарин пользовался в народе такой любовью, что даже после официального сообщения о его гибели многие не могли поверить в это. Отсюда и всякие «спасительные» версии, которые «подтверждались» еще и тем, что тела Юрия Алексеевича обнаружить не удалось.

Увы, Гагарин действительно погиб во время тренировочного полета в лесу под Киржачом. МиГ-15 с такой силой врезался в землю, что тело Юрия Гагарина и его инструктора Владимира Серегина буквально разорвало на куски. Гагарина опознали по нескольким фрагментам и личным вещам.

Причину трагедии со 100-процентной уверенностью установить так и не удалось. Одни считают, что гагаринский самолет попал в спутную струю другого пролетавшего поблизости самолета и потому сорвался в штопор. Другие уверены, что «МиГ» столкнулся в воздухе с каким-то объектом вроде метеорологического зонда, который разбил остекление машины. По версии третьих, отказал двигатель самолета.

* * *

В 1961-м на Байконуре работали два Юрия Гагарина

Комсомольская правда, 11.04.2011

Накануне 50-летия полета человека в космос полный тезка первого космонавта вспомнил, как сам мечтал побывать на орбите Земли, но вместо этого стал инженером системы радиоуправления ракеты «Восток».

ЗАБРАКОВАЛА МЕДКОМИССИЯ

73-летний полковник авиации в отставке Юрий Алексеевич Гагарин живет в Харькове. Он сожалеет о том, что не полетел в космос, как знаменитый тезка, а ведь мог…

В жизни двух Гагариных было много совпадений. Оба родились в марте, только с разницей в три года, а в 1955-м поступили в авиационные училища: один в Оренбурге, второй — в Харькове. В 1959-м харьковский Юрий Алексеевич писал диплом в Военно-воздушной академии им. Жуковского, а в общежитии академии через дорогу жил первый отряд советских космонавтов, среди которых был и Юрий Гагарин. Тогда два Юрия ходили по одним и тем же коридорам, но о существовании друг друга и не подозревали.

Харьковский Юрий Алексеевич стремился попасть в истребительную авиацию, но медкомиссия забраковала — у юноши обнаружили гайморит. Позже он узнал, что у первого космонавта был точно такой же недуг, просто его личный доктор скрыл это!

— Во время выполнения фигур высшего пилотажа летчик с таким заболеванием может потерять сознание. Космическим кораблем управляет не космонавт, но это тоже опасно. Возможно, если бы я подал заявление, меня бы зачислили в отряд космонавтов. Но мне сказали категорически — нельзя! И я послушался, — с сожалением рассказывает полковник авиации в отставке.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНЫЙ ТЕЗКА

В 1960-м авиаинженер Юрий Гагарин прибыл на Байконур. Он был в команде, записывавшей параметры работы системы радиоуправления ракеты «Восток-1», на которой через год его тезка совершил первое космическое путешествие.

— Я принимал участие в создании первого поколения ракет-носителей, — поясняет Гагарин. — Это знаменитая ракета, «семерка» так называемая, она до сих пор летает! Все полеты на МКС на ней осуществляются. Я не только Гагарина в космос запускал, но и Терешкову, Быковского...

Интересно, что познакомились два Гагарина лишь в 1963 году. Их представили друг другу сослуживцы. Космонавт уже знал, что его полет готовил и сопровождал на земле полный тезка.

— Герман Титов сказал мне: «Ты даже не двойник, а тройник», — улыбается Юрий Алексеевич. — Но я тогда никому ничего не говорил — это было засекречено. Даже мои друзья не знали, что я участвовал в запуске Гагарина.

Ни фотографий с известным тезкой, ни автографа у полковника Гагарина не сохранилось. В те годы на Байконуре нельзя было иметь при себе не то что фотоаппарат, даже записную книжку с карандашом.

— Я мог бы получить автографы у многих легендарных космонавтов, но поставить их можно было разве что на моем пропуске, — разводит руками Юрий Алексеевич.

А в 2009-м инженеру Гагарину вручили орден имени знаменитого тезки — за весомый вклад в развитие мировой космонавтики.

* * *

Юрий Гагарин: «Обстановка не аварийная, я доложил «ВН» — все нормально»

Комсомольская правда, 12.04.2011

Сейчас, когда корабли в космос летают по четыре раза в год, почти как круизные лайнеры, отправляющиеся в кругосветку, трудно себе представить, в какую бездну шагнул Гагарин, поднявшись на лифте на самую верхотуру ракеты — в свой крохотный шарик «Восток».

Несмотря на десятки наземных экспериментов, никто не представлял, что произойдет с человеком, когда он надолго окажется в невесомости. Была версия, что, оказавшись на такой сумасшедшей высоте над землей, он просто потеряет рассудок. В «Востоке» установили систему ручного управления. Но включить ее можно было, только открыв цифровой замок. Код Госкомиссия Гагарину не сообщила. Он был в корабле в специальном конверте. Считалось: если космонавт достанет конверт, вскроет его, прочтет и сможет набрать код — значит, он в своем уме и сможет сам управлять кораблем. Правда, конструктор корабля Олег Ивановский и летчик-испытатель Марк Галлай признались, что код «125» по секрету сообщили Гагарину до посадки в корабль.

Не ясно было, как поведет себя плохо обкатанная техника. В наше время космический корабль в такой степени готовности, в какой был первый пилотируемый «Восток», точно не решились бы отправить к звездам. Из пяти кораблей-спутников, запущенных в 1960 году для отработки систем, взлетели четыре. Из этих четырех на орбиту вышли три, а приземлились два. Из двух вернувшихся только один сел нормально! Чтобы быть уверенным, что вся схема полета отлажена, нужно было еще как минимум два-три успешных беспилотных полета...

Первая неприятность случилась уже через несколько минут после старта ракеты. Из-за ошибок в электрике «Восток-1» оказался на орбите на 40 километров выше, чем рассчитывали баллистики. Вроде бы не так уж и много: ну какая разница — 320 км или 280? Но, понимая, что корабль сырой, инженеры старались подстраховаться везде, где можно. Если бы не сработала тормозная двигательная установка, направляющая «Восток» к Земле, с высоты 280 км под действием силы земного притяжения корабль Гагарина спускался бы 5-7 суток. На этот срок был рассчитан запас пищи и кислорода. С 320 км спуск бы занял 15-20 дней. Шансов столько времени продержаться у космонавта не было. Впрочем, об этой неприятности «Земля» Гагарину не рассказала...

Из послеполетного доклада Юрия Алексеевича: «…Тут увидел я горизонт... звезды, небо черное, прямо совершенно черный цвет неба... Очень красивый горизонт, видно прямо окружность Земли, горизонт и такой голубой цвет вокруг всей Земли, вокруг горизонта, такой нежный-нежный голубой цвет у самой поверхности Земли. Затем постепенно темнеет, фиолетовый оттенок приобретает и переходит в черный цвет».

К счастью, во время самого полета больше никаких проблем не случилось. Разве что улетел незакрепленный карандаш и нечем стало вести записи в бортовом журнале. (Знаменитое ноу-хау под рубрикой «Голь на выдумки хитра»: американцы потратили миллионы долларов на ручку, которая бы писала при отсутствии земного тяготения, а наши просто вручили космонавту карандаш.) Да в магнитофоне кончилась лента, и пришлось Гагарину ее перемотать.

Поначалу на гермошлеме Гагарина никаких надписей не было. За несколько часов до старта кто-то сообразил: а если корабль приземлится не на советской территории — как опознают космонавта? И тогда местный художник-любитель срочно вывел красной краской четыре буквы – СССР.

Ну а потом...

Из послеполетного доклада Юрия Алексеевича: «Приготовился к спуску. Закрыл правый иллюминатор. Притянулся ремнями, закрыл гермошлем и переключил освещение на рабочее...»

Космический корабль начал мелко подрагивать, за обшивкой нарастал шум. Росла перегрузка. В нужный момент, к счастью, включилась тормозная двигательная установка. Только выключилась она чуть раньше, чем положено. А это означало — в заданном районе спускаемая капсула «Востока-1» не приземлится. Недолет составил около 110 километров: Гагарина ждали под Сталинградом (нынешний Волгоград).

Но раз техника не отработала положенное, не произошло вовремя и разделения спускаемого аппарата и приборного отсека. Корабль крутило, словно юлу, запущенную озорной детской рукой. Скорость вращения — около 30 градусов в секунду.

Из послеполетного доклада Юрия Алексеевича: «Все кружилось: тo вижу Африку (над Африкой произошло это), то горизонт, то небо. Только успевал закрываться от солнца, чтобы свет не падал в глаза. Я поставил ноги к иллюминатору, но не закрывал шторки... Я решил, что тут не все в порядке... Прошло минуты две, а разделения нет. Прикинул, что... все-таки тысяч шесть километров есть до Советского Союза, да Советский Союз тысяч восемь километров, до Дальнего Востока где-нибудь сяду».

Лишь через десять долгих минут раздался хлопок, и спускаемый аппарат разделился с приборным отсеком. Кстати, инженеры до сих пор спорят — была ли эта десятиминутная задержка технической неисправностью или из-за «недоработки» двигательной установки включилась резервная система разделения отсеков, которая и должна была освободить спускаемый «шарик» Гагарина спустя 10 минут.

…Тут начались новые неприятности. За иллюминаторами явно слышалось потрескивание, кабину освещали багровые отблески пламени. Плавится обшивка, по иллюминатору текут струи раскаленного металла. Гагарин, как и все космонавты первого набора, — из летчиков-истребителей. А для летчика нет страшнее ЧП, чем огонь на борту.

На самом деле спуск проходил штатно — от плазмы, охватывающей корабль в верхних слоях атмосферы, корабль спасала термоизоляция. Но космонавту о пожаре «за окном» никто не говорил. Хотя кто мог предупредить об этом первопроходца?

Из послеполетного доклада Юрия Алексеевича: «...Чувствуется, начинается торможение, какой-то слабый зуд по конструкции идет, это заметил, поставив ноги на кресло. Потом этот зуд проходит. Здесь я уже занял позу для катапультирования, сижу жду. Перегрузка, по моим ощущениям, была за 10 ед. Был такой момент примерно секунды две-три. Начали расплываться приборы, немножко сереть, но поднапрягся — все нормально, все на своих местах.

На высоте примерно около 7 тысяч метров происходит отстрел крышки люка: хлопок — и ушла крышка люка. Я сижу и думаю, не я ли катапультировался? Так тихонько голову кверху повернул, и в этот момент выстрел — и я катапультировался, быстро, хорошо, мягко, ничем не стукнулся. Вылетел с креслом...»

...На высоте около 4 километров катапультное кресло выскальзывает из-под космонавта. Раскрывается основной парашют. Гагарин спускается к Земле. И тут... раскрывается запасной парашют. Раскрылся и повис вниз. Оказалось — случайно раскрылся ранец, в котором он находился. Вдруг подул ветерок...

Из послеполетного доклада Юрия Алексеевича: «Раскрылся второй парашют, наполнился, и на двух парашютах дальше я спускался… Купола красивые, оранжевые...»

Еще одна удача: некстати раскрывшийся второй парашют запросто мог перекрутиться с первым и «затушить» его. Купол бы погас, и... К счастью, запасной парашют не помешал основному!

Из послеполетного доклада Юрия Алексеевича: «Приземление очень мягкое было...»

ФОТОФАКТ

На снимке Юрий Гагарин в окружении офицеров и солдат N-ской воинской части. Этот уникальный снимок Юрия Гагарина сделан до того, как за первым космонавтом прибыла поисковая экспедиция

Полковник запаса Николай Трофимов служил в одной из частей ПВО, рядом с которой приземлился Гагарин. Космонавт успел сфотографироваться с военными до того, как прибыли руководители полета и секретные службы. Пленку из фотоаппарата Николая Трофимова засветили, но этот, первый, кадр остался на катушке.

Автор фотографии, увы, не дожил до юбилея полета. Незадолго до смерти он передал этот уникальный снимок другу, подполковнику запаса Николаю Латкину и попросил его опубликовать фотографию в день 50-летнего юбилея полета. Так этот кадр оказался в редакции «Комсомолки».

ПИСЬМО ПЕРЕД СТАРТОМ

За два дня до старта Гагарин написал письмо жене Валентине Ивановне и дочерям.

«Здравствуйте, мои милые, горячо любимые Валечка, Леночка и Галочка!

Решил вот вам написать несколько строк, чтобы поделиться с вами и разделить вместе те радость и счастье, которые мне выпали сегодня. Сегодня правительственная комиссия решила послать меня в космос первым. Знаешь, дорогая Валюша, как я рад, хочу, чтобы и вы были рады вместе со мной. Простому человеку доверили такую большую государственную задачу — проложить первую дорогу в космос!

Можно ли мечтать о большем? Ведь это — история, это — новая эра! Через день я должен стартовать. Вы в это время будете заниматься своими делами. Очень большая задача легла на мои плечи. Хотелось бы перед этим немного побыть с вами, поговорить с тобой. Но, увы, вы далеко. Тем не менее, я всегда чувствую вас рядом с собой.

В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею. Здесь тоже может что-нибудь случиться. Но сам я пока в это не верю. Ну а если что случится, то прошу вас и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя. Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина. Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйста, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны. Вырасти людей, достойных нового общества — коммунизма. В этом тебе поможет государство. Ну а свою личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю да и не вправе это делать. Что-то слишком траурное письмо получается. Сам я в это не верю. Надеюсь, что это письмо ты никогда не увидишь, и мне будет стыдно перед самим собой за эту мимолетную слабость. Но если что-то случится, ты должна знать все до конца.

Я пока жил честно, правдиво, с пользой для людей, хотя она была и небольшая. Когда-то, еще в детстве, прочитал слова В. П. Чкалова: «Если быть, то быть первым». Вот я и стараюсь им быть и буду до конца. Хочу, Валечка, посвятить этот полет людям нового общества, коммунизма, в которое мы уже вступаем, нашей великой Родине, нашей науке.

Надеюсь, что через несколько дней мы опять будем вместе, будем счастливы.

Валечка, ты, пожалуйста, не забывай моих родителей, если будет возможность, то помоги в чем-нибудь. Передай им от меня большой привет, и пусть простят меня за то, что они об этом ничего не знали, да им не положено было знать. Ну вот, кажется, и все. До свидания, мои родные.

Крепко-накрепко вас обнимаю и целую, с приветом, ваш папа и Юра.

10.04.61 г.».

Валентина Ивановна прочитала это письмо после гибели мужа в авиакатастрофе 27 марта 1968 года.

* * *

«Я свой! Из космоса прилетел!»

Комсомольская правда, 09.04.2015

Хроника первого дня космической эры.

Этот замечательный праздник мы отмечали бы совсем в другой день, если бы не один человек, сыгравший самую главную роль в этом планетарном событии.

Сергей Павлович Королев не упускал малейшей возможности лишний раз попытаться убедить Хрущева, что пришло время, настал час отправить человека в космос. Хрущев тоже хотел, чтобы первой это сделала Страна Советов, но и опасался, как бы не вышла осечка: огромные успехи достигнуты, но были и неудачи… Да какие…

За год до того, 15 мая 1960 года, вышел из-под контроля летевший на автомате космический корабль «Восток» и пропал в атмосфере, объятый пламенем. 24 октября на старте взорвалась ракета с новым топливом. Погибли 48 человек, и в их числе маршал Митрофан Неделин. 1 декабря 1960 года сгорел космический корабль «Восток» с двумя собачками на борту. 21 декабря не вышел на орбиту очередной «Восток» с двумя собаками.

Приблизительно такой же список накопился и у американцев. Обе стороны на этот счет разумно помалкивали. И вот теперь Королев снова настаивает: надо посылать человека. Он, Королев, ручается: все будет отлично. Хрущев по-прежнему в колебаниях…

В первых числах апреля 1961 года он дал добро.

НА ГРАНИ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Считается, что космический полет Юрия Гагарина прошел гладко — без сучка без задоринки. Никто не знал — событие хранилось в строжайшей тайне: первый космонавт Земли мог погибнуть. Однажды мне довелось услышать рассказ Гагарина, записанный на магнитофонную ленту. Он говорил в кругу друзей. Пересказываю часть, без кавычек, конечно же, ручаюсь только за смысл.

Сработали тормозные двигатели, и корабль сошел с круговой орбиты. Близился главный момент: через 12 секунд после этого спускаемый аппарат должен отделиться от корабля. Не отделился.

Что из этого могло последовать? В такой ситуации парашют спускаемого аппарата раскрыться не сможет, и он метеоритом вонзится в землю. Гагарин прекрасно все понимает, на вопросы из Центра управления отвечает совершенно спокойно. Повлиять на сложившуюся ситуацию он никак не может. И с Земли ему ничем не могут помочь. Корабль с большой скоростью вращается вокруг оси и стремительно летит к поверхности Земли… Разделения нет…

Наконец спускаемый аппарат отделился. Перегрузки возросли, но это ощущение, когда как бы сводит мышцы лица, тело сковывает, теснит дыхание, от навалившейся тяжести все в глазах расплывается… Но настроение у Гагарина поднимается: теперь все идет хорошо.

Космонавт успешно катапультировался, в нужный момент раскрылся оранжевый купол парашюта. Подумал: «Как все-таки удобно в кресле спускаться…» Но ему предстоит пережить еще одно испытание.

Скоро Гагарин ощутил, что воздух в скафандр не поступает. Это беда дальше некуда. Воздуха, содержащегося в самом скафандре, хватит лишь на считанные минуты… Он сообразил, что случилось: еще на Земле, когда его одевали, оболочка прижала клапан. Только минут через шесть, изрядно попотев и помучившись, Гагарину удалось забраться под оболочку и за тросик вытянуть клапан.

Приземление прошло безукоризненно.

ГДЕ ЖЕ ОН ПРИЗЕМЛИЛСЯ?

Приземлялся он не в заданном районе — из-за той самой задержки с разделением — и в реке, под ним возникшей, Волгу узнал не сразу. А узнал — и в душе потеплело: он боялся, что отнесет намного восточнее и поиски спасателей могут затянуться надолго.

Приземлившись, избавился от парашюта, сделал несколько шагов по земле, показавшейся теплой, поднялся на невысокий пригорок. И сразу увидел женщину с девочкой, шедших к нему. Пошел навстречу, а женщина настороженно остановилась. Гагарин крикнул: «Да свой я! Свой! Русский, советский! Из космоса прилетел!»

Женщина сделала несколько неуверенных шагов… Узнав, что человеку с небес надобно срочно позвонить, объяснила, что это можно сделать только в сельсовете, а до него километра два.

Тут на грохочущем »ЗиЛе» откуда-то взялся майор-артиллерист, выставил возле спускаемого аппарата часового и увез Гагарина в свою часть. Дозвонились до командующего округом, а тот доложил в Москву. Ликующей толпы, цветов, гремящего оркестра не было. Первого космонавта Земли здесь совсем не ждали…

А в это самое время подполковник медицинской службы Виталий Волович, матерясь, маялся в бесплодном ожидании вылета в некий заданный район. Зачем — держалось в секрете. Сидели на аэродроме поселка Кряж неподалеку от Куйбышева. В таком взвинченном состоянии Волович пребывал из-за того, что никак не могли специальный самолет вытащить из грязи, где он из-за непрерывных дождей увяз по самые шасси. Волович руководил небольшой группой медиков, готовых в случае необходимости выброситься с парашютами в указанное место. Дождь сыпался нескончаемо, и со всех сторон слышалась отборная аэродромная лексика. Дам, по счастью, поблизости не наблюдалось.

Кончилось тем, что группу медиков посадили в грузовой Ил-14 и направили в заданный район. К цели вышли в означенное время, но ничего особенного с воздуха не обнаружили. И вдруг радист услышал: «В полете первый в мире космонавт — Юрий Гагарин!» Зачем их всех посылали, догадывались, разумеется, а теперь узнали точно.

Сообщение прервалось голосом нервничающего командующего: он выдавал координаты нового места посадки. Самолет развернули и полетели по новому адресу.

А минут через двадцать командующий открытым текстом с использованием родной аэродромной лексики приказал лететь на новую точку. Все произносилось в открытом эфире, чего, безусловно, быть не должно бы. Наконец увидели лежащий на земле оранжевый парашют, но тут же получили новый приказ: возвращаться, поскольку первый космонавт на вертолете уже летит в город Энгельс, в НИИ ВВС, где космонавты проходили парашютную подготовку.

ПИСТОЛЕТ ГЕРОЯ

А вот в Энгельсе на КП аэродрома Воловичу пришлось прорываться через толпу, уже размахивая пистолетом, иначе пропускать не хотели. Просочился и кинулся на второй этаж, где находился Гагарин. Он показался доктору слегка растерянным, хотя и приветливо улыбался. Волович оказался единственным, кого Гагарин знал в окружавшей его толпе.

Раздался телефонный звонок аппарата прямой связи с Москвой. Какой-то полковник снял трубку и протянул Гагарину: «С вами будет говорить Леонид Ильич Брежнев…» Юрий четко, как перед строем, доложил: все в полном порядке.

Подполковника Воловича меж тем снедали совсем иные проблемы: он был обязан провести первое послеполетное обследование космонавта, а ему не удалось даже дотронуться до него! Космонавта местное начальство все стремилось утащить на уготовленный банкет. И только в самолете, летящем в Куйбышев, врач, наконец, получил возможность заняться своим делом. Волович расстегнул рукав комбинезона Гагарина, наложил манжетку и измерил давление. Не поверил своим глазам: 120 на 75! Пульс — 65! И всего 12 вдохов в минуту! Он был спокоен, как если бы проснулся только что!

В Куйбышеве на аэродроме встречала несметная толпа. Гагарин держал в руках бортовой журнал и пистолет в кобуре, тоже побывавший в космосе. И вдруг решительно протянул без всяких слов Воловичу. Тот взял как сомнамбула. Когда Гагарина уже увезли в неизвестном направлении, к Воловичу подошел незнакомец в изрядно мятом темно-сером костюме и спросил, прищуриваясь: «А вы что здесь делаете?» Как будто и в самом деле не понимал, зачем возле человека, только что вернувшегося из космоса, находился медик. Пришлось сознаться: «Я врач. Обследовал Гагарина». — «А, ну и как он?» — «Все отлично. Только его пистолет и бортовой журнал не знаю, кому отдать…» — «А, вот Быковский (член отряда космонавтов. — Ред.) идет, ему и отдайте».

«Валера, а это — кто?» — спросил Волович.

«Ты что, не знаешь? — рассмеялся Быковский, — Это же Королев!»

А что было дальше — знаем и помним. Дальше был праздник, который теперь, с того дня, будет всегда.


Полет Гагарина dl.kp.ua
7376

Комментировать: