Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +2
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Что известно о судьбах Екатерининской площади?

Вторник, 17 июля 2007, 02:00

Олег Губарь

Вечерняя Одесса, 17.07.2007

Предыстория создания так называемого памятника Екатерине II — эпизод, который теперь, судя по всему, вообще забыли. Дело в том, что у этого памятника был предшественник, причем авторы и исполнители в обоих случаях были одни и те же. Всё началось с того, что муниципалитет решил торжественно отметить в 1889 году 100-летие взятия штурмом Хаджибея. Одним из предполагаемых мероприятий была закладка памятника, посвященного этому событию. С этой целью Городская управа объявила конкурс проектов означенного монумента. Как сообщается в местной газете, «из предоставленных специалистами эскизов на сооружение на бульваре колонны в ознаменование 100-летия взятия Хаджибейского замка городская управа остановилась на эскизе архитектора Ю. М. Дмитренко».

Примерно через месяц управа поручила скульптору Б. В. Эдуардсу «исполнить фигуры Славы на колонне по проекту Ю. М. Дмитренко к 100-летию взятия Хаджибея». К этому времени существовала и модель предполагаемого памятника, который должен был отлить на местном заводе компании Беллино-Фендерих специально выписанный мастер-литейщик из Варшавы. Закладка колонны была назначена на годовщину штурма Хаджибея — 14 (26) сентября. Но накануне местные власти получили телеграмму министра внутренних дел, отменяющую церемонию закладки. Дело в том, что место установки монумента не было четко определено: говорилось просто о бульваре и месте прежней турецкой крепости (это — территория, прилегающая к Воронцовскому дворцу: одна из башенок не так давно вскрыта археологами). Поэтому министр не взялся «всеподданнейше доложить» императору, и проект так и не был утвержден.

Ровно год спустя, в очередную, сто первую годовщину штурма Хаджибея, состоялось совместное заседание Городской управы и Комиссии по вопросу о праздновании 100-летия Одессы (23). На этом заседании член управы, известный общественный деятель К. М. Минчиаки, предложил приурочить к этому событию сооружение памятника основателям города. Присутствующие вполне поддержали оную инициативу. И обратились в Городскую думу со следующей программой: 1) воздвигнуть монумент к 100-летию Одессы; 2) объявить конкурс проектов и назначить две премии (две и одна тысяча рублей) за лучшие из них; 3) ассигновать на это предприятие 50 тысяч рублей плюс три тысячи премиальных; 4) поручить Городской управе озаботиться устройством сооружения к 100-летнему юбилею города.

Прошел еще ровно год, и опять-таки на юбилейном заседании Думы было принято соответствующее постановление, в котором, в частности, предписывалось вносить ассигнованную сумму частями, включив ее в смету городского бюджета на 1892, 1893 и 1894 годы. Тогда же был назначен срок представления конкурсных работ — 1 мая 1892 года. В конкурсную комиссию входили люди далеко не случайные: исполняющий обязанности городского головы В. Н. Лигин, член городской управы Н. В. Велькоборский, члены Одесского отделения Императорского Русского технического общества Я. Н. Новиков и архитектор

А. Г. Люикс, члены Общества изящных искусств Б. В. Эдуардс и К. К. Костанди, городской архитектор А. Э. Шейнс и два архитектора по назначению управы — В. А. Домбровский и Г. К. Шевренбрандт. Работы выставлялись под девизами «Что кому», «Минерва», «26 августа», «Георгий Победоносец», «Север», «Родине», «Фелица», «Великой основательнице», «Судьба», «Esperance», «Veriorum», «Петр и Павел», «Слава», «Русский графит», «Лаунамме», «Европа», «Одесса порт», «1894», проект с эмблемой, изображающей подкову и под нею букву «Л», да еще с изображением треугольника и карандаша (24). Отобрали полдюжины, из которых премиями отмечены «Одесский порт» («Одесса-порт») и «Esperance». Автором первого из этих проектов был всё тот же известный одесский архитектор Ю. М. Дмитренко, использовавший прежнюю разработку «Хаджибейской колонны», вторым — зодчий из Милана Донато Баркалья. К слову, проект под девизом «Родине» пришел из Парижа через Марсель. Небезынтересен отзыв конкурсной комиссии о работе Ю. М. Дмитренко:

«Проект под девизом «Одесский порт» по общему виду, пропорциям и постановке фигур производит вполне благоприятное впечатление, и по идее своей заслуживает полного одобрения. Размеры памятника и форма его совершенно подходящи для небольшой треугольной площади Екатерининского сквера. Группа сподвижников Императрицы, принимавших участие в событии основания г. Одессы, сгруппирована у круглого пьедестала весьма удачно. Статуя Императрицы имеет величественный вид и, вместе с тем, поставлена на пьедестале совершенно свободно. Соединение фигуры с пьедесталом посредством круглого основания и с переходом затем на бронзовый картуш исполнено эстетично и правильно. Стиль памятника совершенно подходящий, и всё целое представляет художественное произведение». Два листа из этого проекта хранятся в Одесском историко-краеведческом музее (25).

По представлению управы Городская дума 24 августа 1892 года постановила разрешить реализацию этого проекта, одновременно уполномочив городского голову исходатайствовать установку памятника в согласии с существующими законодательными процедурами. Помня горький опыт «Хаджибейской колонны», муниципалитет четко определил место установки монумента, министр внутренних дел не замедлил с всеподданнейшим докладом Государю, и 14 января 1893 года последовало Высочайшее соизволение соорудить памятник основателям города в ознаменование 100-летнего юбилея Одессы (предварительно проект был рассмотрен и одобрен Технико-строительным комитетом 4 января 1893 года).

Закладка памятника была одним из ярчайших эпизодов церемонии празднования столетия города 22 августа (2 сентября) 1894 года. Крестный ход, в котором участвовало всё городское духовенство во главе с епархиальным архиереем Иустином, войска, представители учебных заведений, сиротских домов и т. д., направился от Соборной площади по Полицейской, Пушкинской и Бульварной улице к памятнику герцогу де Ришелье, к подножию которого городской голова Г. Г. Маразли возложил венок. В 14 часов процессия перешла на Екатерининскую площадь, декорированную флагами, гербами Одессы, экзотическими растениями, гирляндами. На помосте был установлен временный аналой, а левее — изящный навес для приглашенных лиц. В ходе закладки памятника соборный протодиакон прочел литийную эктению «Еще молимся о Благочестивейшем» и провозгласил: «Во блаженном успении Августейшей основательнице города Одессы». Высокопреосвященный Иустин окропил место закладки памятника святой водой. Затем один из гласных Думы прочел начертанный на закладной металлической пластине текст о времени и обстоятельствах сооружения памятника. Далее пластину поместили в специальный ящик и вмонтировали в основание будущего монумента. Владыка вновь окропил место закладки святой водой. Певчие пропели «Спаси, Господи, люди твоя», а военный оркестр исполнил народный гимн. После окончания церемонии закладки крестный ход направился к Собору по Екатерининской и Дерибасовской улицам. Когда процессия достигла Соборной площади, Г. Г. Маразли возложил венок к памятнику светлейшему князю М. С. Воронцову.

Вскоре выяснилось, что сооружение памятника потребует несколько больше средств, нежели планировалось первоначально. Поэтому 24 ноября 1895 года Дума дополнительно выделила семь тысяч рублей, а 15 марта 1896 года управе разрешили сдать работы по сооружению монумента в подряд без торгов, за сумму не более 57 тысяч рублей. Сформировавшаяся смета выглядит следующим образом. Изготовление моделей за 10 тысяч рублей взял на себя скульптор, профессор Санкт-Петербургской академии художеств М. П. Попов, работы по сооружению фундамента, пьедестала и по отливке бронзовых фигур были сданы за 38 тысяч рублей Б. В. Эдуардсу и владельцу местного магазина скульптурных изделий Л. Д. Менционе, известному мраморщику итальянского происхождения (мастерская и магазин помещались на углу Екатерининской и Полицейской улиц, в доме Кумбари). Контроль за выполнением работ возлагался на самого автора проекта, Ю. М. Дмитренко, причем ему в качестве гонорара полагалось 5,3% общей стоимости работ, то есть 2650 рублей. Дополнительные расходы (транспортные и проч.) составили 4350 рублей, стало быть, в бюджет уложились. Другое дело, что после установки памятника понадобилось переустраивать весь Екатерининский сквер, на что ушло дополнительно шесть с лишним тысяч.

(Продолжение следует).
602

Комментировать: