Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Что думают одесситы про первый украинско-российский учебник истории?

Воскресенье, 18 ноября 2012, 11:22

Одесская жизнь, 04.11.2012

«Свідомо» раздобыло книгу, идея которой два года назад наделала много шума. Хотя Минобразования и Институт инновационных технологий засекретили эту работу, мы прочитали от корки до корки первый российско-украинский учебник истории для учителей и преподавателей университетов. Что там внутри - теперь можете узнать и вы.

ЧАСТЬ 1: ОДА «МОГИЛЯНКЕ»

Первая часть называется «Вклад Киево-Могилянской академии в развитие украинского и русского образования и культуры». Именно историей так называемой «Могилянки» от момента создания и до конца XVIII века и начинается учебник. Биография Петра Могилы, рассказ о выдающихся студентах академии - гетманах Выговском, Хмельницком (младшем), Тетере, Самойловиче. Большой кусок о Петре I и о том, как он взялся забирать выпускников «Могилянки» в Россию. И о Михаиле Ломоносова, которого учили могилянцы.

Есть три предложения о гетмане Иване Мазепе:

«Больше всего обучалось в академии во времена гетманства Мазепы. На средства гетмана И.Мазепы в 1703 году был построен один из корпусов академии» и «В 1700 году воспитанниками академии, Черниговским архиепископом Иоанном Максимовичем при поддержке гетмана Мазепы был основан Черниговский коллегиум».

Сказано о преимуществах украинского образования перед российским в те времена: «Украина, почти два столетия (XVI-XVII века) вынужденная противостоять лучшим умам католической церкви, к середине XVII века оказалась далеко впереди своего восточного соседа, создала собственные научные и образовательные центры, а также целую сеть мелких школ, доступных далеко не только представителям шляхетского сословия».

О том, как украинские ученые оставались в России украинцами: «Украинцы в Петербурге сохраняли свою любовь к Родине, что проявлялось в намерениях писать историю «Малороссии», сборе книг, исторических документов, публикации исторических и географических работ...», «Итак, украинские интеллектуалы внесли свой вклад в формирование русской культуры, и эта культура распространялась и в Украине. Одновременно, несмотря на определенную интеграцию в российское социокультурное пространство, можно утверждать, что наиболее яркие фигуры украинцев в Петербурге сохраняли свою идентичность, способствовали и поддерживали друг друга, несли в себе чувство принадлежности к собственной «Отчизне» - Украине».

«Судьба выпускников академии была разной. Одни по своей воле, выполняя миссионерский долг, оказались в далекой Сибири и даже Китае, другие стали ключевыми фигурами в политике и культуре Российской империи. Но все они были олицетворением яркого и малоизвестного в России явления - украинского барокко».

ЧАСТЬ 2: РУСЬ НЕ КИЕВСКАЯ, А ДРЕВНЯЯ

Вторая часть - «Культура Древней Руси». Словосочетание «Киевская Русь» вообще не используется в книге. «Авторов вдохновляет важность и ответственность темы: крайняя необходимость снова и снова наполнять жизнью и смыслом «правильные» слова о Древней Руси как «колыбели братских народов». Ибо от «правильных» слов устают, а вот от «правильных» смыслов - никогда», - начинается раздел.

Интересна трактовка истории Галичины. Авторы используют название «Галицко-Волынская Русь». Не княжество, как традиционно учили в школах, а именно «Русь». О «Галицко-Волынской летописи» авторы отмечают - книга мало рассказывает о русских землях, больше интересуется «событиями в Венгрии, Мазовии или Краковщине, где были сосредоточены внешнеполитические интересы Даниила». Также авторы добавляют: «Отношения Галича с Киевом редко бывали дружественными...».

Заканчивается эта часть нашествием татаро-монголов. Одна из крупнейших катастроф славянского мира занимает одну страницу: «Для многих это культурно-историческое целое ощутимо и по сей день. Ибо древнерусская основа культур восточнославянских народов будет продолжать жить в них, пока живы они сами. И потому очень важно не только питаться этими корнями, но и знать о них».

ЧАСТЬ 3: О КАЗАКАХ - НИ СЛОВА

Третья часть учебника - «Российское дворянство и украинская шляхта в социально-политической жизни и повседневности (конец XV-первая половина XVII века). Элиты двух стран сравниваются по очереди. Сначала на 30 страницах авторы рассказывают о русских дворянах. В фокусе - структура, развитие, материальное обеспечение, имперские войны с упоминанием о взятии Твери, Ливонии, Казани, плюс образ князя, социальные связи и быт.

Украинской шляхте выделили 22 страницы. Рассказали о дворянских дворах, роли женщины, коммуникаций, земской военной службы, жизни под Польско-Литовским княжеством и структуре шляхты. В нее зачислили князей, господ, «шляхту-землян». О Запорожской Сечи, казаках, освободительных войнах - ни слова.

ЧАСТЬ 4: БЕЗ СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ

Четвертая часть - «Повседневность советского человека (вторая половина XX века)» - рассказ о быте гражданина СССР. Начинается после окончания Второй Мировой - с 1946 года. Соответственно, Голодомор сюда не попал. Есть кусок о голодном 1946-ом. Причиной автор называет засуху и политику власти, которая решила увеличить норму сдачи хлеба. Сталинские репрессии, расстрелы, Украинская повстанческая армия, НКВД-МГБ - без внимания. Основа - цены на продукты, жилье, в городе и селе.

Дальше раздел посвящен «хрущевской оттепели», потом - жизни советского человека в 1970-80 годы. И снова - цены на продукты, дефицит, очереди в магазины. Напоследок - несколько выдержек из советских документов о хлебозаготовке и жалобах крестьян о тяжелой жизни на селе.

ДЛЯ ЧЕГО ВСЕ ЭТО?

Сразу после появления украинского варианта книги, ее (по плану Минобразования) должны испытать в Переяслав-Хмельницком государственном педагогическом университете имени Сковороды. Если университет даст «добро» - со следующего сентября у учебника есть шанс попасть к школьным учителям.

Но зачем выпускать учебник, где описывается лишь четыре периода истории двух стран? Которые, к тому же, никак не связаны ни временем, ни идеей? «Яркий пример имитации деятельности. Интересно, сколько казенных денег на это ушло?», - написал в блоге один из Интернет-пользователей, узнав об идее создания общей книги. И, вероятно, попал «в яблочко». Минобразования уже сообщило: «Тексты первых модулей пособия, подготовленные в соавторстве украинскими и российскими учеными, будут печататься в издательстве «Издательский дом «Образование».

«Свідомо» уже не раз писало об этом частном издательстве. Принадлежит оно Тамаре Ткаченко - человеку, публично поддерживающему Дмитрия Табачника. В марте издательство уже получило от Минобразования огромный государственный заказ на печать учебников для первоклашек - почти 20 миллионов гривен из 61 миллиона, потраченного на все учебники. Теперь, видимо, не за горами новый заказ...

Максим Опанасенко

ВОЗМОЖЕН ЛИ «ОБЩИЙ» УЧЕБНИК?

Декан исторического факультета Одесского национального университета (ОНУ) им. И.И. Мечникова, кандидат исторических наук, доцент Вячеслав Кушнир сразу заметил, что комментировать издание, которого нет в наличии, было бы крайне некорректно. Однако он поделился своим мнением относительно самой идеи создания такого учебного пособия.

- Подготовка такого учебника - не первая попытка выработки общего видения истории. Ученые истфака ОНУ, в частности, общались на эту тему с польскими коллегами во время совместного заседания, - заявил он.

По мнению Вячеслава Кушнира, создание такого учебника - непростая задача, поскольку у историков Украины и соседних стран - Польши, России, Турции, Румынии и других - существуют разные подходы и разное видение отношений наших стран. Особенно это касается периодов войн и других конфликтов.

- Считаю, что создать такой учебник было бы полезно, но в целом, если говорить о всей протяженности общей истории, эта задача крайне сложная. Более реально создать учебник, в котором были бы выработаны общие подходы по отдельным темам либо периодам исторического процесса, - уточнил историк.

Таким образом, ученый в принципе согласен с идеей написания «общего» учебника, причем именно в формате рассмотрения отдельных тем и периодов совместной истории разных стран. Хотя перед авторами такого пособия неминуемо встанут серьезные проблемы. Но здесь мы должны сделать важное замечание. Если историки из разных стран, руководствуясь чисто научным подходом, еще могут найти взаимное понимание и выработать общий взгляд на отношения стран в исторической перспективе, то многие темы общественностью той или иной страны воспринимаются болезненно. Более того, наиболее сложные вопросы уже долгие годы являются объектом псевдонаучных спекуляций. Поэтому работа по созданию «общего» учебника должна вестись крайне взвешенно.

Сергей Марин
3763

Комментировать: