Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... +1
утром -2 ... +2
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Человек из отдела спецпроектов

Суббота, 6 февраля 2010, 11:44

Сергей ОСТАШКО

Вечерний город, 5.02.2010

Ян Гельман: «Качество праздников соответствует качеству советского народа»

\"\"Одесса издавна считалась кузницей кадров. Эти кадры здесь рождались, впитывали жизненные соки, а затем, покинув малую родину, становились знаменитыми и определяли развитие целых отраслей науки, культуры, искусства. Так было всегда, так продолжается и сейчас.
Пятнадцатый год работает в Москве авторская группа отдела спецпроектов Российского телевидения. Из пяти человек четверо — наши: два физика, один филолог и один экономист, а все вместе — дважды чемпионы СССР по КВН в составе команды джентльменов Одесского университета.
И вот недавно художественный руководитель этой команды Ян Гельман встретился в вечернем городе с членом этой же команды Сергеем Осташко и рассказал как им там.

— Ян, для начала — как ты туда попал?

— Все началось с того, что неожиданно, хотя и вполне заслужено, пошли в гору двое представителей нашего замечательного цеха: бывший директор команды КВН МИСИ, а впоследствии министр Российской федерации по СМИ Михаил Юрьевич Лесин, полновластный хозяин компании «Видеоинтернешнл», еще недавно производившего приблизительно 90 процентов всех рекламных роликов России. Правда, в конце 2009 года, депутаты Госдумы России, мало чем отличающиеся от своих украинских коллег, сократили его долю до каких-то жалких 35 процентов.
И второй — Саша Акопов, режиссер той же команды МИСИ, впоследствии редактор АМИК, генеральный продюсер и генеральный директор телеканала «Россия», а сейчас хозяин одной из ведущих компаний, производящих телесериалы, «А-Медиа».
Именно им и пришла в голову гениальная идея собрать в Москве лучшие на тот момент КВНовские силы. Одной из этих сил стали мы.

— А что такое спецпроекты?

— Сейчас все несколько размылось, а первоначально нашей епархией были все передачи не выходящие циклично и серийно. Новогодний «Голубой огонек», ежегодная телевизионная премия ТЭФФИ, концерты Кристины Орбакайте, марафоны памяти любых жертв, — все эти большие сложно-постановочные дорогие программы авторски обслуживали мы. Ну и, чтоб совсем не расхолаживались — «Утренняя почта», которую я с упорством сумасшедшего делаю уже девятый год. Она и сейчас есть и, к сожалению, будет. Впрочем, имея в своем распоряжении постоянно пополняемый архив РТР делать ее очень просто. И из-за нее нас бы держать в конторе не стали.

— И был смысл держать такую достаточно большую группу ради 10-15 передач?

— Понимаешь, те, очень небольшие по российским меркам деньги, которые нам платят, это так смешно по сравнению с доходами Российского телевидения, и так великолепно по сравнению с нашими возможностями здесь на Украине, что на разнице этих курсов мы и существуем. Им значительно дешевле держать под рукой нас пятерых, готовых на любые работы, чем каждый раз искать новых исполнителей.
Новогодний «Огонек» дает возможность 3-4 месяца безбедно жить. Он задает импульс. Выиграть новогодний эфир, не только очень почетно, но и экономически выгодно. Рекламодатели любят победителей и дают им рекламу, несмотря на то, что здесь она стоит дороже. Кстати, в эту Новогоднюю ночь 2010 года мы таки побили по рейтингу своего основного конкурента — Первый канал.

— Поздравляю. Значит, сейчас вы все отдыхаете?

— Щас! В последние годы руководство сообразило, что использует нас не на всю катушку и стали догружать. К новогодним «Огонькам» прибавились мюзиклы. Появился «Субботний вечер». Фактически это тот же «Огонек», но еженедельный. И сейчас Славик (Святослав Пелишенко, капитан «Джентльменов ОГУ». — Ред.) сидит в Москве, а я из Одессы шлю ему сценарии четырех передач, которые будут сниматься уже на днях. Затем нас подключили к «Городку», который много лет умудряются делать из Одессы наши же ребята Ира Полторак и Володя Трухнин. Восемь лет, вместо того, чтобы нежиться на солнышке в Одессе, мы делаем «Юрмалину». Пять лет — «Песню года».

— Но «Песня года» — это же не юмористическая передача?

— А попробуй представить 72, в основном безголосые песни так, чтобы все были уверены: вот оно — высшее достижение российской эстрады за этот год. Вот где нужна настоящая находчивость. Кстати, если кто-нибудь из читателей твоей газеты назовет хоть три хороших русских песни за этот год, я ему лично пришлю бутылку коньяка. Можешь объявить конкурс...

— Кстати, если мы уже заговорили о песнях, как тебе украинская эстрада?

— Опять скажут, что я занимаю антиукраинскую позицию, а я вообще никакой не занимаю. Но я тебе отвечу. В этом году я видел в газете статейку с фотографией какой-то симпатичной, практически раздетой девушки, где было сказано, что она в этом году стремительно ворвалась в первую сотню звезд украинского шоу-бизнеса. Это напомнило мне гениальную фразу, придуманную нашим великим земляком про известного в свое время футболиста Котю Фурса: «Котя, наша семья признала тебя лучшим футболистом мира». Что-то подобное происходит с украинским шоу-бизнесом.
Есть, наверняка, голосистые, они всегда на Украине были. Но петь «Ой, на горi два дубки» у себя на вечорницi это одно, а с эстрады — другое. Это, как говорят, две большие разницы. Чтобы выходить на сцену нужно много лет учиться вокалу. Старые звезды — Ротару, Пугачева, даже Филипп — умеют петь, а новым это вроде даже и не надо. Все сделает техника. Впрочем, в России ситуация не намного лучше. Просто намного богаче.

— Тебе приходится иметь дело со звездами. Как они в общении?

— Есть две категории. Первая — это высокие профессионалы, причем даже не в зависимости от их способностей, просто профессионалы по отношению к своей и к нашей совместно работе, по уважительности. В первую очередь — Иосиф Давыдович Кобзон, Валерий Леонтьев, Надежды Бабкина, с оговорками на гнусность характера наша великая землячка Лара Долина. И вторая категория — абсолютно отмороженные ублюдочные Децлы разного пола и возраста.
Исключение одно — Пугачева и Киркоров — сочетание величия и скандализма. Работать неприятно, стараемся не общаться, я в эти дни стараюсь даже на площадку не выходить. Но в этой семье есть одно исключение — Кристина. Хорошая, общительная, приходит, работает, уходит.

— То есть ваша работа не заканчивается с написанием сценария?

— Ни в коем случае. Я сначала реагировал, возмущался, а потом понял, что это правильно. Те, кто на телевидении называется редактором и шеф редактором — это совсем другие люди. Они выполняют директорские и администраторские функции. И только мы, пять человек, правда, в разной степени, держим в голове все происходящее. Огонек, как и любое кино, снимается как угодно. Можем в первый день записать финальную песню, а во второй — серединный кусок, а в последний день начало. Все идет вперемешку. Сложнейшая технология, потому что собрать одновременно Путина. Жириновского, Пугачеву, Жванецкого и детский хор невозможно. Кто-нибудь из них всегда за границей, кто-нибудь болен, а кто-нибудь пьян. А на картинке должно создаваться ощущение сиюминутности.

— Значит верно говорят, что одесская группа делает праздник на Российском телевидении?

— Да, то есть, по-прежнему, для всего Советского Союза. Потому что я не знаю, сколько республик воруют сигнал. Ну пусть даже честно покупают... Качество... Ты мне этот вопрос еще не задавал, но я на него отвечу. Так получилось, что я лет с семнадцати, то есть больше сорока лет занимаюсь тем, что придумываю шутки. В разных ситуациях. Начиная с великого одесского КВНа образца 70-х годов. И за все это время, поскольку я хороший автор, я придумал шуток 10-15. Это — показатель. А сейчас я каждую неделю должен придумать шуток сто, каждую неделю. Вот такие они и получаются.
Да, и этим можно гордиться, если кому хочется гордиться. Мы делаем праздники для всего советского народа. Качество этих праздников... Ты знаешь, оно, очевидно, соответствует качеству советского народа.
2417

Комментировать: