Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Бордель и Пушкин

Воскресенье, 17 июня 2007, 17:36

Виктор ВЕПРИК

Слово, 15.06.2007

«Быть злым к неправде — это доброта»
(Евгений Евтушенко)

Чем больше я вникаю в суть происходящих в Красном переулке, 4, событий, тем понятней сюжет одного из гениальных произведений Александра Пушкина, в котором он с уничижительным сарказмом показал, к каким последствиям может привести жизнь-судьбина, когда человек нарушает закон разумной достаточности. Но обо всем по порядку.

«Просим разобраться в ситуации»

В одном из последних номеров «Слова» был опубликован материал под заголовком «Лучше синица в руках...». Для тех читателей, которые не знакомы с ним, напомню, что разговор шел о том, что решением исполкома Одесского городского совета от 5 июля 2004 года было разрешено ООО «Мрия» начать реконструкцию гостиницы «Спартак» с расширением ее за счет территории аварийного жилого дома № 4 по переулку Красному с предварительным расселением за счет этого предприятия всех семей, проживающих в данном помещении. Тут же, в решении, приводятся списки всех хозяев девятнадцати квартир, а также есть графа выделения необходимых видов жилья по нормативам, действующим в Одесской области. С момента появления на свет этого постановления будет скоро уже три года. А оно до сих пор не выполнено. И виной тому является не исполнитель работ — 000 «Мрия», как вы, наверное, догадываетесь, а оставшиеся жильцы этого полуразрушившегося здания. Как только на свет появилось решение исполкома, «Мрия» приступила к его выполнению — передаче переселенческих квартир в распоряжение отселяемых граждан, а в доме № 4 по переулку Красному начался обыкновенный «одесский базар»: используя создавшуюся ситуацию, отдельные жильцы этого дома решили «выжать» из нее максимум возможной, а порой и невозможной выгоды, обогатиться за счет месторасположения дома. Словом, тут начали-таки делать настоящий «базар»: купить подешевле, а продать подороже.

Вот об этом писала наша газета. Но, как это иногда бывает, публикация не всем пришлась по душе. И они воспользовались правом высказать свою точку зрения на статью. Вот одна из них.

«25 мая сего года была опубликована в вашей газете статья Виктора Веприка «Лучше синица в руках...». В этой статье автор и интервьюируемый им сотрудник частной, коммерческой фирмы «Мрия», специалист по недвижимости Андрей Разводюк рассказали свою версию отселения жильцов из дома № 4 по Красному переулку.

Статья носит оскорбительный, клеветнический « характер по отношению к жильцам этого дома. Изложенные факты не соответствуют имеющимся документам и носят субъективный и предвзятый характер. Печально, что такая популярная и уважаемая газета, не проведя журналистского расследования и доверившись интервьюанту, стала соучастницей в клевете.

Просим разобраться в этой ситуации».

Под этим письмом одиннадцать подписей, так сказать, солидарных и сочувствующих. По поводу публикации были и телефонные звонки в редакцию. Мы очень рады, что газету нашу читают. Так вот, один из звонков записан нами на пленку. Приводим его дословно: «Здравствуйте, меня зовут Шевченко Галина Григорьевна из Красного переулка, 4. Звоню по поводу статьи «Лучше синица в руках...». Хочу отметить, что это лживая, клеветническая статья от первого и до последнего слова. Как можно печатать, полагаясь исключительно на слухи, не ознакомившись с документами. Хотелось бы узнать мнение газеты и редактора. Пожалуйста, напечатайте опровержение, если хотите обелить доброе имя газеты». Это была хозяйка квартиры №-27 из дома по Красному переулку, 4. Как видите, Галина Григорьевна, мы выполняем ваше «пожелание».

Когда тебя не слышат

В назначенное время мы встретились с Галиной Шевченко во дворе ее дома. В квартиру свою она не пригласила. Да и не могла пригласить. Ее прежнее жилище представляло собой груду кирпичей и другого строительного мусора — бывшая квартира, можно сказать, «сложилась», словно после землетрясения. Сразу напомню, что ее площадь была 29 квадратных метров. Мы поднялись с ней в пристройку — на веранду второго этажа, и тут к нам присоединился мужчина. Не представившись, он достал из кармана диктофон, чтобы фиксировать беседу. Но она не задалась с первых минут. Мои собеседники избрали тактику презумпции виновности. Особенно усердствовал, как потом выяснилось, Юрий Шевченко. Он и Галина Шевченко требовали от меня документы, подтверждающие факты, совершенно очевидные, понятные любому здравомыслящему человеку.

По решению горисполкома № 362 Галине Шевченко как основному квартиросъемщику положена однокомнатная квартира. Вот что писал ей в начале прошлого года руководитель 000 «Мрия».

«Уважаемая Галина Григорьевна!

Общество с ограниченной ответственностью «Мечта» на основании решения исполнительного комитета Одесского городского совета № 362 от 5.07.04г. за счет собственных средств и собственными силами в соответствии с действующим законодательством Украины производит отселение граждан из аварийного дома по адресу: г. Одесса, пер. Красный, 4.

На основании указанного решения ГИК № 362, Вы подлежите отселению, составом семьи: Шевченко Г.Г., в самостоятельную благоустроенную однокомнатную квартиру, соответствующую всем санитарным и техническим нормам и расположенную в Суворовском районе г. Одессы, которая будет Вам предоставлена 000 «Мечта» в срок до 30 июня 2006 г.».

Спустя некоторое время 000 «Мрия» уведомляет Галину Шевченко:

«Во исполнение решения ГИК № 362, Вы подлежите отселению, составом семьи: Шевченко Г.Г., в двухкомнатную квартиру, в Суворовском районе, г. Одессы. Для просмотра предлагаются отдельные благоустроенные квартиры, отвечающие всем санитарно-техническим нормам.

Просим Вас 9 марта 2006 г. прибыть по следующим адресам: в 15.00, ул. Затонского, 22, кв. 183; в 16.00, ул. Высоцкого, 20, кв. 25; в 17.00, ул. Заболотного, 19, кв.5».

Но ни 9 марта, ни позже Галина Шевченко и не собиралась переселяться в одну из названных выше квартир. Уже при первой встрече с нашей героиней я выяснил одно очень существенное обстоятельство: она, как правило, не слышит своего оппонента, собеседника. Получается своеобразный односторонний монолог, смысл которого сводится к обвинениям всех и вся, в том числе сотрудников «Мрии». Об этом свидетельствуют и письма директора этого предприятия. При всем этом, Галина Григорьевна постоянно твердит, что официальные лица 000 «Мрия» не идут с ней на контакт. «Это неправда, — заявил один из руководителей этого предприятия, — у нас ее все работники — от охранника и до рядовых сотрудников — уже в лицо знают».

В телегу не сяду и пешком не пойду

Есть такая категория людей, которые живут по этому принципу. Вторая наша встреча с Галиной Шевченко лишь добавила уверенности, что она и ее спутник избрали тактику «танковой» атаки. Но сами танки не страшны, как сказал один сатирик, страшны неадекватные танкисты. История этого конфликта, как считают в «Мрии», началась не сегодня, не вчера. Она исходит к середине 1993 года. Именно в июне того года исполком Жовтневой рады народных депутатов принял решение за № 867 об инвентаризации аварийных и ветхих домов в районе, включив в список аварийных и дом № 4 по переулку Красному. Управление жилищно-коммунального хозяйства Одесского исполкома, спустя два месяца после признания дома аварийным, выдал Галине Шевченко свидетельство о собственности на квартиру. По мнению юристов, тем самым было нарушено украинское законодательство, в частности, часть вторая статьи 2 закона «О приватизации государственного жилищного фонда». В конечном счете точку над «і» в этом вопросе должен поставить суд. Но этого он сделать не может, поскольку третье лицо на стороне ответчика — Галина Шевченко подала встречный иск к местной власти, которая якобы допустила техническую ошибку, включив жилой дом № 4 по переулку Красному в список аварийных. Хотя, как она считает, он тогда был ветхим. И тут последнее слово за судом.

Хочу быть владычицей

И на первой, и на второй встрече пытался выяснить у Галины Шевченко, в какой части нашего украинского законодательства нарушаются ее права. Квартиры как таковой у нее нет, она разрушена в аварийном доме, есть только документы на нее, и те юристами «Мрии» ставятся под сомнение. Чего же она хочет, чего в конечном счете добивается? Приведу ее письмо в адрес руководства «Мрии» и Приморскую райадминистрацию:

«На основании Свидетельства на право собственности и действующего законодательства я являюсь сособственником дома № 4 и земельного участка, на котором расположен дом по Красному переулку, и я имею право на проведение капитального ремонта и реконструкции принадлежащей мне части дома.

Письмом № III 695 от 26.08.05 мной получено разрешение Приморской райадминистрации на разработку проектной документации.

Поскольку дом является совместной собственностью, и вы также имеете разрешение исполкома на разработку проектной документации на реконструкцию дома, прошу вас официально (в письменном виде) подтвердить согласие на проведение переговоров об условиях соглашения о совместном проведении реконструкции и капитального ремонта дома».

Ответ из райадминистрации последовал тут же: «проводить какие-либо работы по капитальному ремонту вашей квартиры не является целесообразным, кроме того, это может повредить несущим конструкциям старого аварийного строения».

Но Галина Шевченко не тот человек, который внемлет деловым советам. Она повсюду козыряет письмом из той же районной администрации, полученным в том же 2005 году, только месяцем раньше, разрешающим разработку проектной документации на реконструкцию дома. Она неоднократно заявляла мне, что готова хоть завтра приступить к капитальному ремонту всего жилого помещения, дабы спасти его от полного разрушения и восстановить его как исторический памятник. (Вроде бы сюда захаживал Александр Пушкин, в находившийся тут бордель.) В ее словах я не находил логики: несколькими минутами раньше она утверждала, что является в настоящее время бомжом. И вдруг неожиданный пассаж: готова отреставрировать весь дом! Вот такие нынче у нас бомжи-миллионеры, готовые выложить огромные суммы денег на торжество «исторической справедливости». При этом не учитывается, что две трети дома давно уже принадлежат другому собственнику — 000 «Мрия». У новой «владычицы» дома, а может части гостиничного комплекса, и на этот счет есть «аргументы». «Мрия» якобы потеряла, по ее словам, право вести здесь работы, поскольку не начала их в течение двух лет, отпущенных решением исполкома горсовета. Полноте, госпожа Шевченко, капитальный ремонт «Спартака» ведется уже давно, а ваш дом входит в единый комплекс этих работ. Что же касается дворца, от которого вы тоже готовы отказаться, если «Мрия» предложит вам, — это ваше право.

Однако как бы вам не оказаться на месте пушкинской старухи у разбитого корыта, нарушившей принцип разумной достаточности.
506

Комментировать: