Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Борьба с сепаратистами Украины — мой личный джихад»

Четверг, 19 марта 2015, 20:59

Александр Левит

Окна, 17.03.2015

С начала боевых действий на Донбассе 31-летняя Амина Окуева воюет в составе добровольческого батальона «Киев-2»

Чеченку Амину Окуеву называют украинской Жанной д'Арк. Гражданка Украины, она активно участвовала в событиях на Майдане. Когда на востоке началась антитеррористическая операция, Амина записалась в добровольческий батальон «Киев-2». Будучи медиком, теперь не расстается со снайперской винтовкой.

— Амина, вы ведь родились в Одессе…

— Да. С гордостью говорю: Украина — моя отчизна, Одесса — малая родина. Моя мама с Северного Кавказа приехала в Одессу учиться. Здесь я и появилась на свет. Потом мы жили в Москве, там я окончила школу и вышла замуж в первый раз. Но обстоятельства сложились так, что вновь оказалась в Одессе. Фактически бежала из Москвы, где в разгар второй чеченской войны существовать «иноверцам» было сложно.

В Одессе я окончила медицинский университет. Работала хирургом-интерном. А когда начался Майдан, отправилась в Киев — была доктором в медицинской палатке Евромайдана. Вместе с восьмой «афганской сотней» стояла на улице Грушевского. Наш сотник Олег Михнюк недавно погиб в зоне АТО. Многих ребят из этой сотни уже нет в живых…

Я перевязывала раненых, была под обстрелами и снайперскими пулями. После гибели Сережи Нигояна поняла: власть утопит Майдан в крови. Говорила людям, что Янукович — это тряпичная кукла, которую дергают за веревочки. За всем этим стоит Путин.

У всех нас было желание изменить страну. Тогда, год назад, мы выстояли. И теперь, уверена, тоже выстоим. Рисковать жизнью за правое дело для правоверного мусульманина является джихадом (понятие в исламе, означающее усердие на пути Аллаха, обычно ассоциируется с вооруженной борьбой. — Авт.). Борьба с сепаратистами и террористами, с врагами Украины на востоке страны — это мой личный джихад.

— С хиджабом вы не расстаетесь?

— И не думаю. Ношу его уже почти четырнадцать лет. Из принципа. Мало кто знает, что именно хиджаб был поводом для обысков, задержаний, допросов, унижений в Чечении (так мы называем свою Родину, провозгласившую независимость Чеченскую Республику Ичкерия). С момента вторжения туда российских войск прошло уже 20 лет. Но захватчики все так же задерживают, пытают и мучают девушек в хиджабах. Издеваются, срывают с них одежду…

Раньше в Ичкерии хотя бы можно было выкупить пленных, и родственники собирали посильную для них сумму. Сейчас же обнаглевших кадыровцев не интересуют те крохи, которые собирают простые люди. Поэтому похищенные числятся в списках без вести пропавших, покоятся где-то в лесополосе. Либо после длительного пребывания в плену несчастных вывозят на место спланированного ФСБ очередного теракта и на них сваливают всю вину за случившееся. Думаю, примерно так обстояло дело и во время взрыва в Волгограде в декабре 2013 года.

Когда в разгар Майдана в Киеве начались массовые похищения активистов, я рассказывала друзьям о том, что для Северного Кавказа подобное давно уже стало нормой. Там ежедневно пропадают десятки людей, а донести это до мирового сообщества крайне сложно. Ведь именно настоящие правозащитники, такие как Наталья Эстемирова, Анна Политковская и многие другие, менее известные, пропадают либо оказываются убитыми в первую очередь.

— Вы не опасаетесь за свою жизнь?

— В Одессе есть такое выражение: «Не дождетесь». Да, российские блогеры называют меня «чеченской террористкой». Практически каждый день через «Фейсбук» и «Твиттер» я получаю угрозы от чеченцев, живущих в России, которые преданы авторитарному лидеру Чечни Рамзану Кадырову. Но меня это не пугает.

— Вы не раз говорили, что чеченцы и кадыровцы — это абсолютно разные люди.

— За пайку с барского стола кадыровцы согласились выполнять функции по охране и уборке своего оккупированного дома. Нет худшей формы предательства, чем пособничество оккупантам. К слову, Рамзан Кадыров отличается патологической жестокостью. Среди чеченцев ходит молва, что он любит лично пытать пленных. Прихвостни Кадырова должны понимать, что у них нет больше ни религии, ни родины. Они продали все за деньги убийц своего народа. За деньги Путина, такого же неадекватного, как Кадыров. Поэтому мы и дальше будем с ними воевать.

— Не говорит ли в вас личная обида — например, за незаконно осужденного мужа, обвиненного в покушении на Путина?

— Обижаться не в моем характере. Я предпочитаю действовать. Долгое время воевала, как говорится, на двух фронтах — за свободу и независимость Украины, а также за справедливый приговор моему мужу Адаму Осмаеву. С Адамом я познакомилась в Одессе, куда он приехал, спасаясь от преследований российских властей. Именно на почве общих взглядов мы и сошлись.

Увы, в Одессе Адам стал жертвой тандема Путин-Янукович. Янукович преподнес подарок Путину к его предвыборной кампании — чтобы благодаря «теракту-покушению» у него вырос рейтинг.

— И вы начали бороться за освобождение мужа?

— За эти без малого три года было предпринято все возможное. Мы с друзьями иногда шутим, что Майдан произошел для того, чтобы Адам оказался на свободе. Но шутки шутками, а мне пришлось вступить в открытое противоборство со спецслужбами двух государств…

…«ФАКТЫ» внимательно следили за развитием событий в деле Адама Осмаева. Напомним, в феврале 2012 года спецслужбы России и Украины сообщили о задержании в Одессе гражданина Казахстана Ильи Пьянзина и уроженца Грозного Адама Осмаева. По данным спецслужб, задержанные якобы готовили покушение на Путина, которое должно было состояться сразу после мартовских выборов президента РФ.
Впоследствии Пьянзина по запросу Генеральной прокуратуры Российской Федерации выдали российской стороне. В сентябре 2013-го в Москве он был приговорен к десяти годам лишения свободы.
14 августа 2012 года Апелляционный суд Одесской области вынес постановление о выдаче правоохранительным органам России Адама Осмаева. Однако Европейский суд по правам человека рекомендовал властям Украины не выдавать задержанного, и процесс экстрадиции подследственного в РФ был приостановлен.
Адам Осмаев неоднократно заявлял, что под пытками признался в подготовке покушения. А его отец, бывший гендиректор компании «Чеченнефтепродукт», говорил, что обвинения против сына могли сфабриковать российские спецслужбы в качестве мести за его деятельность.
18 ноября прошлого года Приморский районный суд Одессы признал Адама Осмаева виновным в совершении преступлений по трем статьям Уголовного кодекса Украины, исключив из обвинительного заключения статьи, связанные с терроризмом. Учитывая, что на тот период Осмаев уже провел в заключении два года и девять месяцев, суд счел этот срок достаточным наказанием. Осмаев был освобожден прямо в зале суда. Спустя трое суток он отправился добровольцем на восток, где стал бойцом международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева. После смерти комбата Исы Мунаева Адам Осмаев возглавил подразделение.

— Амина, в зоне АТО вы находитесь буквально с первых дней вооруженного конфликта.

— Да, я оставила своего 13-летнего сына одесским родственникам и вступила в батальон «Киев-2» — стала его фельдшером. Поскольку медицинское образование у меня гражданское, а не армейское, то в военном билете записано не «врач», а «фельдшер». Но это не сужает круг моих профессиональных обязанностей. Ну, а в случае необходимости участвуешь в бою наравне со всеми — будь ты хоть фельдшер, хоть повар.

— Скажите, как относятся местные жители к антитеррористической операции?

— По-разному. Кто-то нас открыто приветствует, кто-то оскорбляет. Сейчас народ в стране уже консолидировался. Но в большинстве своем украинцы слишком добрые. В начале боевых действий для многих людей, особенно из восточных, южных и центральных областей, казалось диким стрелять в тех, кого они с детства привыкли считать братьями. Пусть даже эти братья всадили им нож в спину, начав стрелять первыми.

Эта проблема довольно быстро «лечится» войной. Сейчас таких комплексов почти ни у кого из наших бойцов не осталось. На Донбассе против украинских частей воюют, в основном, кадровые российские военные, а местных ополченцев осталось не более 20 процентов. Кроме того, по данным разведки, российские военные уничтожают сепаратистов, которые наименее им подконтрольны. Сейчас в рядах так называемых ополченцев — паника. Среди командиров «ЛНР» и «ДНР» почти не осталось местных — теперь это граждане России.

Но оставлять Донбасс нельзя: мы уже мирно уходили из Крыма, и это привело к войне на востоке. Если оккупантов оставить в покое, завтра они нападут на другие регионы. Нелишне сопоставить чеченские войны России и то, что сейчас происходит на востоке Украины. История практически повторяется. Обстрел из «Градов» жителей Мариуполя 24 января года нынешнего один в один совпадает с обстрелом людей на рынке в Грозном во время чеченской войны в 1999 году.

— Амина, вы не упомянули о вашей работе пресс-офицером в Международном миротворческом батальоне имени Джохара Дудаева.

— Это не секрет. Многие люди во всем мире хотят воевать против российского империализма и готовы поддержать Украину. В марте 2014 года после аннексии Крыма был организован Международный миротворческий батальон имени Джохара Дудаева, командование которым принял генерал Иса Мунаев. В августе 2014 года это подразделение перебазировалось в Украину и с тех пор участвует в боевых действиях в зоне АТО на стороне украинской армии.

Судя по развитию событий, Путин вряд ли так просто остановится. Поэтому всем желающим помочь народу Украины в его справедливой борьбе против российских террористов еще представится такая возможность.
7163

Комментировать: