Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Бог воздаст — вахтер наградит…

Среда, 17 сентября 2008, 13:04

Иван Андреев

Одесский вестник, 11.09.2008

К ЗДАНИЮ популярного театра подъехали несколько автобусов с потенциальными зрителями. Волею… собственно, чьей именно волею – не будем пока уточнять, эти потенциальные зрители превратились в реальных экскурсантов. Они погуляли по фойе, посмотрели фотографии артистов на стенах, навестили театральный туалет…. И уехали. Спектакля не было.

Описанная картинка могла бы считаться плодом досужей фантазии автора где угодно и когда угодно. Ни в одном театре нет и быть не должно такой практики. Или, точнее – не должно быть, а вот насчет «нет» – поостережемся-ка зарекаться. А то ведь, судя по событиям нескольких последних недель в одном городе, издавна известном как крупнейший культурный центр, а в былые времена и вовсе театральная Мекка, кое-кем из театральных руководителей описанная ситуация воспринимается как норма. За совсем еще небольшой срок, прошедший в одном из театров с момента начала нового сезона, уже семь раз происходили замены объявленных в здешней афише спектаклей. А в последние субботу и воскресенье августа и первые субботу и воскресенье сентября спектакли и вовсе отменялись, причем дважды – в самую последнюю секунду. Так что заведомая, вроде бы, нелепица, с которой мы начинали эти заметки, – не такая уж и нелепица на поверку.

Конечно, все может быть. Никто, в том числе и актеры, не застрахованы от недугов. И не всегда у замечательного мастера сцены, который вдруг столь некстати заболел (впрочем, а разве бывает болезнь – кстати?!) есть замена по роли в той или иной постановке текущего репертуара. Это понятно. Но – чтобы вот так вообще отменять спектакли именно в выходные дни, да еще четырежды подряд? А если и заменять один на другой в случае необходимости – то на скорую руку и чем попало? И довольствоваться при этом зиянием пустых мест в зале театра, в который некогда ежевечерне «лишний билетик» тщетно спрашивали еще на самых дальних подступах к заветным редутам, бдительно-неукоснительно охраняемым строгими билетерами?

Ах, да, разумеется – мы забыли. То и дело тут зал и фойе буквально ломятся от избытка и переизбытка публики. Когда театр сдают в аренду заезжим гастролерам – «королям попсы» и «мега-звездам шоу-бизнеса». Или – наскоро сколоченным антрепризным труппам, везущим на здешние берега не Бог весть что и не Бог весть каким ценителям.

А ценят ли здесь собственных актеров? С полгода назад к профессиональному празднику группу актеров и сотрудников театра наградили почетными грамотами. И передали их директору – для вручения. После чего… награжденным было предложено «взять свои грамоты на столе у вахтера на служебном входе». Вот уж поздравили так поздравили, торжественно и наверняка – «чтобы помнили»!

Ну, а собственные спектакли – они что же? А их либо хвалят (равно как и директор!) «понятливые» рецензенты, либо ругают (равно как и публика!) рецензенты «непонятливые». И бывают, прямо скажем, казусы. Ну, к примеру, нелицеприятная критика в одном издании тут уже никого не удивляет. Но вдруг появляется такая же в другом издании. И завлит докладывает об этом тревожном факте директору. А директор театра с искренним недоумением вскидывает брови: то есть как это вообще подобное возможно?! А почему с самого начала ко мне рецензент не пришел, у меня ведь всегда наготове – указания, что и как писать надо о наших спектаклях. Я, мол, и разъясню, и акценты расставлю. И в целом, кто лучше меня может быть, что называется, «в материале»?! Непорядок, да и только. Воз-му-ти-тель-но!

В другом случае приезжий режиссер дает газете интервью о своем видении театральной жизни и о том, что, на его взгляд, хорошо в означенном творческом коллективе, а что – не очень, мягко говоря, хорошо. И как сие «не очень» ему бы представлялось целесообразным исправить на «очень». И вновь директор пылает праведным гневом: да какого рожна, понимаешь, вообще было с этим режиссером о нашем театре разговаривать? Кто позволил газете самолично тему беседы определять, со мною не только не согласовав, но и не посоветовавшись?

И дрожит завлит, словно осиновый лист, когда бушует ураган директорского гнева. И несладко завлиту, поскольку и без того с прессой отношения, скажем так, не ахти какие, а тут и вовсе придется пренебрегать всеми дипломатическими приличиями…

Между тем, все, о чем говорили мы сегодня, – звенья одной цепи. И отмененные спектакли, и распростертые объятия тем, на ком «можно срубить капусту», и невысокий художественный уровень недавних премьерных постановок собственного репертуара, и «особые манеры» в построении отношений с критиками – все это, как нетрудно догадаться мало-мальски сведущему человеку, не с потолка взято. А уж в каком городе сие происходило и происходит поныне и в каком именно театре – да хотя бы в том городе, что стоит на берегу N-ского моря, и в том театре, который аккурат подобным и отличается от других…
1867

Комментировать: