Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +9
днем +7 ... +10
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Библиотеки — библио-мекки Одессы

Воскресенье, 30 октября 2011, 16:52

Валентин Крапива

Одесская жизнь, 28.09.2011

В Одессе никто никогда не сомневался, что библиотека — это место, где каждый человек без проблем может найти ответ на любой волнующий его вопрос. Вопрос как раз был в том, где найти человека, который знает место, на какой полке лежит тот ответ. В этом была проблема! А поскольку 30 сентября Всемирный день библиотек, захотелось разобраться, как раньше с этими учреждениями обстояло дело в Одессе.

БИБЛИОТЕКА БЛАРАМБЕРГА

В начале ХІХ века жил в Одессе антикварий Иван Павлович Бларамберг. Дом его стоял в начале улицы Канатной. Тяжёлый на подъём Иван Павлович поиски антиквариата вёл прямо на месте, можно сказать за домом, и откопал немалое количество древнегреческих ваз и скульптур, причём, в отличном состоянии (очевидно, древние греки, чья колония находилась как раз на том обрыве, изваяв скульптуру тут же её закапывали для лучшей сохранности и большей старинности). Кроме того, Бларамберг, бывая в гостях у знакомых, нередко брал почитать книги, а поскольку он был ещё и страшно забывчив, те книги держал у себя в доме, объясняя знакомым, что так они сообща собирают городскую библиотеку.

Пользоваться той библиотекой могли все желающие, но желательны были юноши не младше 25 лет, свободные от супружеских обязательств. Это легко объяснялось: у Ивана Павловича подросли две дочери-красавицы, присматривавшие за его библиотекой, а не секрет, что у библиотечных работников выйти замуж всегда было проблемой.

И всё-таки Бларамберг чувствовал, что его дому не хватает буквально какой-то ерунды, чтобы стать настоящим музеем древностей с библиотечным уклоном. К счастью в 1818 году в Одессу заглянул К. Батюшков, очень прогрессивно мыслящий поэт. Бларамберг тут же предоставил ему для работы свой кабинет, полный античных скульптур. А у Батюшкова тут же нашлось множество прогрессивно мыслящих друзей, которые стали заглядывать к нему по вечерам, очевидно, для бурных дискуссий, потому что из кабинета всегда доносились сильный шум и сильные выражения, а на утро выносились осколки битой и отнюдь не античной посуды. Короче, когда Батюшков покидал дом Бларамберга, в кабинете осталась великолепная коллекция обломков ваз и скульптур, хотя до этого всё это было ещё целым. Хозяин был счастлив — обломки, вот что всегда украшало лучшие античные коллекции мира. Но ещё больше были счастливы дочери Бларамберга, ибо их тоже не удалось сберечь в целости, и они прямо заявили отцу: «Теперь, папенька, мы будем трудиться на другом поприще. Мы же не мраморные скульптуры, чтобы нас ласкали только взорами».

БИБЛИОТЕКА-ПУТЕШЕСТВЕННИЦА

После этого Бларамберг, разрешив почти все домашние проблемы, передал своё собрание антики и книг городу в «Музеум древностей», который расположился в левом (если смотреть на море) полуциркульном здании на Приморском бульваре. Сюда заглядывали многие одесситы, ибо место было выбрано идеально: под окнами по бульвару грациозно прогуливались барышни с внешностью библиотечных работниц, всегда готовые оказать профессиональные библиографические и другие услуги.

А через некоторое время архитектор Г. Торичелли на Биржевой (Думской) площади, в начале ул. Пушкинской, возвёл сквозную аркаду, к которой в 1835 году Одесское общество истории и древностей пристроило одноэтажное здание, назвав его «Музеем древностей». А уже в 1883 году на этом месте по проекту архитектора Ф. Гонсиоровского была возведена городская публичная библиотека, левое крыло которой отдали музею древностей. Пришлось библиотеке переезжать с бульвара, прихватив с собой по привычке и барышень.

Тогда это здание ещё не было чисто Археологическим музеем, каким, прикрывшись наготой Лаокоона и его сыновей, музей является сейчас. Там было собрано много раритетов, короче, всё прошлое Одессы: старинные карты, планы, гравюры, рукописные записки. Особой гордостью была легендарная трость А.С. Пушкина, запомнившаяся многим современникам тем, что тот не только гулял с нею по одесским улицам, но и трость погуляла по спинам многих современников Пушкина. Много есть версий, касательно той трости. Одни верили Пушкину, дескать, тяжёлая железная трость нужна ему на случай, если придётся стреляться, чтобы рука не дрогнула. Другие не сомневались, что тяжёлая трость нужна была для иного: возвращаясь под утро из весёлых домов, поэту неоднократно доводилось встречаться с пошаливающим на тёмных улицах криминальным элементом. Но под рукой была спасительная трость. Нам кажется, эта вторая версия более правдоподобна, ибо у бронзового Пушкина, появившегося не так давно возле его дома на ул. Пушкинской, такую же тяжёлую бронзовую трость неизменно кто-то заимствует, возможно, с целью самообороны, ибо на улицах нынешней Одессы тоже не так уж спокойно. Ныне трость Пушкина передана в Дом-музей Пушкина в Михайловском. Тоже, видать, там пошаливает местная братва.

Следующим заботу о читающих одесситах проявил городской голова Г. Маразли. Это на его средства был куплен участок и возведено на ул. Херсонской здание Городской библиотеки, впоследствии получившей имя М. Горького. В 1907 году туда окончательно и бесповоротно перебралась городская публичная библиотека. И сегодня там собрано всё самое-самое. Нам остаётся только гордиться, что подшивки нашей газеты «Одесская жизнь» находятся там под одной крышей с книгами первопечатника Ивана Фёдорова. Мелочь, а приятно.

ЛИЧНЫЕ БИБЛИОТЕКИ

И, конечно, было бы несправедливо не вспомнить сегодня о частных фондах и частных библиотеках, которыми может гордиться культурный город Одесса. Сразу оговоримся, это не личные библиотеки, а частные, но общественного пользования.

В монографии известного одесского краеведа В. Чарнецкого ваш покорный слуга натолкнулся на его рассказ о библиотеке сестёр Торчинских. Только мне кажется, что фамилия сестёр писалась несколько иначе — Тарчинские. Почему так думаю — поясню. В своей домашней библиотеке на форзаце одной из старинных книг я нашёл правила пользования этой библиотекой. Условия абонемента были довольно жёсткие: один журнал или новая книга выдавались только на 5 дней и такая форма услуг стоила 70 к. в месяц (7 руб. в год). По меркам дореволюционного времени это было довольно дорого. Зато все новинки.

Но щедрые духовно одесситы часто пополняли городские библиотеки из своих личных собраний. Тут особо надо остановиться на фонде Воронцова, который по сей день сберегается в Научной библиотеке Одесского (Новороссийского) университета. Признаюсь, лично я неоднократно задумывался: каким образом генерал М.С. Воронцов, участвовавший в десятках сражений (причём, таких как Бородино или битва народов под Лейпцигом), то есть не праздный коллекционер, сумел привезти в Одессу, куда был назначен генерал-губернатором, такую коллекцию книг?

Объяснение оказалось гениально простым: а ведь это не «фонд Воронцова». Это «фонд Воронцовых», большой интеллигентной семьи. Эта семья явно не походила на семьи многих нынешних олигархов. В ней по наследству передавали не банки, а книги. Таков был отец «нашего» Воронцова Семён Романович Воронцов, видный дипломат, российский посол в Лондоне, где взрослел и воспитывался сын Миша. Таков был Мишин дядя, Александр Романович Воронцов, дипломат, канцлер, а ещё духовный покровитель Радищева. Они-то вдвоём и передали младшему Воронцову не только свои духовные заветы, но и свои книжные собрания.

По прибытии Михаила Семёновича в Одессу привезенные книги хранились в его доме. Там каждый мог их полистать, что, кстати, пытался делать и Пушкин, но это не всегда ему удавалось, ибо руки его частенько были заняты. Однако эта проблема легко, по-житейски разрешалась — в такие минуты шуршала листами жена Воронцова Елизавета Ксаверьевна, у которой тоже была тяга к книгам и их авторам.

Позднее книги Воронцова принял на своё попечение его сын, Семён Михайлович, учёный-археолог и городской голова. Как и отец, он всю жизнь старался пополнять книжное собрание их рода. А в 1884 году ректора Новороссийского университета С. Ярошенко посетила вдова С.М. Воронцова, чтобы передать его последнюю просьбу: как дань уважения к Ришельевскому лицею, в котором тот обучался, принять на попечение в университетскую библиотеку «Воронцовский книжный фонд».

Так библиотеки Одессы, меняя адреса, просвещали и духовно обогащали одесситов. Так что абсолютно глупо звучит порой адресованный одесситам вопрос: «Откуда вы такие умные взялись?». Ибо ответ: «Читать надо больше!» — сегодня многих ставит в тупик. А истинные одесситы по-прежнему ходят в библиотеки, даже если живут уже не в Одессе — так они ходят в соседнюю библиотеку Конгресса США, тоже, говорят, приличная библиотека.
3158

Комментировать: