Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... -3
днем -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Бессарабские бунты

Пятница, 6 февраля 2015, 18:36

Андрей Манчук

ЛІВА, 02.02.2015

То, что происходит сейчас в южной части Одесской области, вполне можно назвать антивоенным восстанием. Всю прошлую неделю в этом регионе проходили стихийные акции протеста против мобилизации. Все началось с выступления в болгарском селе Кулевча Саратского района. Его жители отказались брать повестки и изгнали сотрудников военкомата, выкрикивая нелицеприятные эпитеты по адресу премьера и президента. Затем военкомов выгнали из села Дмитровка в Болградском районе – на родине Петра Порошенко, который, похоже, вскоре станет в этих краях самым непопулярным политиком. А через несколько дней стихийные бунты перекинулись на Старые и Новые Трояны в Килийском районе Одесской области. Их жители блокировали подъезды к своим селам, заставив работников военкомата уехать прочь. В Старых Троянах прошел митинг, участники которого выкрикивали лозунги «Нет войне!», «Пусть воюют добровольцы!». Жители села Кирнички в Измаильском районе пригрозили остановить движение на одесской трассе, а расположенные под Болградом села Васильевка и Виноградовка постановили не пускать к себе представителей власти с повестками. В селе Надречное Тарутинского района селяне заблокировали сельсовет, куда привезли повестки, а в расположенном рядом селе Ровное перекрыли дорогу в сторону райцентра.

Напуганные этим развитием событий военкомы стали брать с собой в села милицейский конвой. Однако 30 января, когда сопровождаемый двумя автоматчиками представитель военкомата привез повестки в расположенное в Ренийском районе село Лиманское, вид вооруженных людей спровоцировал у его жителей вспышку возмущения. «Это дало прямо противоположный результат: когда в селе появились два человека в камуфляже с автоматами, это сразу привлекло внимание и вызвало стихийный протест – рассказал исполняющий обязанности председателя райгосадминистрации Сергей Барымов. – Около двухсот жителей Лиманского окружили представителей военкомата и вооруженных автоматами сотрудников милиции, угрожая им расправой. О сложившейся в Лиманском ситуации я тут же проинформировал губернатора области Игоря Палицу, поскольку знаю менталитет этого села: такой инцидент мог завершиться трагически». В итоге, жители Лиманского отобрали повестки, облили их бензином и демонстративно сожгли на глазах сотрудника военкомата и его милицейской охраны.

Чувствуя, что в регионе сложилась взрывоопасная обстановка, местные власти не решаются применять репрессии против бунтующих сел, которые, по сообщениям местных жителей, так и не выдали им ни одного призывника. А это подталкивает к протестам другие населенные пункты, где также не хотят отдавать на войну своих сыновей и мужей. Украинские власти, включая родившегося в этих краях президента, легкомысленно проигнорировали специфику этого уникального многонационального региона – хотя он всегда отличался коллективной сплоченностью местных этнических общин и не первый раз в своей истории восстает против произвола властей.

Эта приморская часть Бессарабии, между устьем Днестра и устьем Дуная известна под названием Буджак – «Угол». Так называли свою землю жившие здесь когда-то тюрки из Буджакской или Белгородской орды. В позднем Средневековье юг Бессарабии стал степным фронтиром Османской империи и зависимых от нее молдавских господарей. Россия окончательно завоевала эти земли только во второй половине XIX века, привлекая болгар, украинцев, немцев и франкоязычных швейцарцев для колонизации опустевших татарских улусов. Буджак был присоединен к Украине только в 1940 году, как Аккерманская область, с центром в Белгороде-Днестровском, известном в истории под названиями Четатя Албэ, Фехервар и Аккерман. В том же году центром новой области стал Измаил – пограничный город на нижнем Дунае. Затем Буджак присоединили к Одесщине, а после распада СССР заречные районы превратились в своеобразный анклав, отрезанный от Украины Днестровским лиманом. Дорога туда проходит по мосту через его узкое устье или по автомобильной трассе, которая частично проложена в границах Молдовы – так что проезжающий здесь транспорт должен проходить формальный пограничный контроль.

За Днестром находится двенадцать тысяч квадратных километров распаханных и целинных степей. Их перемежают широкие балки, переходящие в лиманные лагуны, отделенные от моря песчаными пересыпями, и сохранившие свои старые тюркские имена. Между балками, где текут пересыхающие летом реки, раскиданы украинские, болгарские и молдавские села, а также поселения тюркоязычных гагаузов, реликтового народа, происходящего либо от огузов и печенегов, либо от крестившихся буджакских татар. Ближе к Дунаю находятся хутора липован – потомков беглых старообрядцев и участников восстания Кондратия Булавина, сохранивших архаичный диалект русского языка, обогащенный румынизмами и тюркизмами. Село Старая Некрасовка названо по имени донского атамана Игната Некрасова, который увел свое мятежное войско от царя к султану, и основал вольные поселения «кара-игнатов» – как прозвали его казаков татары. Сейчас его жители выживают за счет дунайского тростника, продавая его в Европу как экологически чистый строительный материал для кровли бюргерских домов.

В 1924 году эти патриархальные места, опоясанные римскими Трояновыми валами, стали центром Татарбунарского восстания против оккупационного румынского правительства. Шесть тысяч крестьян под руководством подпольного Южно-Бессарабского ревкома в течение трех дней отбивали в плавнях атаки десяти пехотных и кавалеристских полков королевских войск, которые применяли против них отравляющие газы. От них ослеп дядя анархо-коммуниста Иона Ветрилэ – местного уроженца, который впоследствии организовал в Бухаресте подпольную группу «Гайдуки Котовского» и погиб в сорок первом году, защищая евреев во время организованного властью погрома. Фашисты, которые повесили Ветрилэ за крюк на скотобойне, выжгли у него на спине надписи: «Маркс» и «Бакунин».

В ходе подавления Татарбунарского восстания погибло три тысячи человек – его участников расстреливали на превращенных в плавучие бараки баржах. Пленных крестьян Буджака судили в Кишиневе на закрытом «процессе пятисот», получившем широкий мировой резонанс. Суд так и не сумел установить связь между повстанцами и советским правительством – обвиняемые убедительно доказали, что их подтолкнули к бунту притеснения и нищета. В защиту осужденных выступили Альберт Эйнштейн, Михаил Садовяну, Горький, Бернард Шоу, Теодор Драйзер, Ромен Роллан, Томас Манн, Луи Арагон и Анри Барбюс. «Может быть, если бы я уже не был революционером, я стал бы им, вернувшись из этого трагического хаоса южной Европы… В Бессарабии знают, что стоит только поднять голову, как она слетит с плеч», – написал посетивший «процесс пятисот» Барбюс, который посвятил восстанию книгу под названием «Палачи».

Конечно, то, что происходит в эти дни на юге Одесской области, нельзя сравнить с Татарбунарским восстанием. Но вспыхнувший здесь протест показал, как плохо знают географию и историю нашей страны ограбившие ее чиновники и олигархи. Жители Бессарабии никогда не боялись поднять голову, столкнувшись с брутальным нарушением своих прав. Их не запугать бряцая оружием – о чем совершенно правильно предупреждает власть местное начальство. А всей остальной Украине есть чему поучиться сейчас у этого отдаленного дунайского региона.
6885

Комментировать: