Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... 0
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Аттестация одесской полиции: ужас-ужас или все правильно?

Пятница, 11 марта 2016, 12:44

Николай Ларин, Александр Сибирцев

Думская, 09.03.2016

В одесском управлении Национальной полиции Украины продолжается аттестация правоохранителей, которые хотят сохранить работу. Стартовал процесс 19 февраля. В течение десяти дней полисмены проходили тестирование на знание законодательства, общие способности и умение логически мыслить. 29 февраля начались собеседования с аттестационными комиссиями, в состав которых входят уже доказавшие свою пригодность сотрудники полиции (столичные и одесские), представители общественных организаций и масс-медиа. Провалившиеся имеют право на апелляцию. Завершится аттестация в апреле.

Мнения по поводу того, как проходит отбор, высказываются разные. Большой резонанс вызвала история с провалом на аттестации последнего начальника ГАИ, участника антитеррористической операции Александра Одижного, которого члены комиссии обвинили в «отсутствии патриотизма» и коррумпированности. Выводы относительно последнего они сделали на основании публикаций в интернете. Не прошел отбор и «гроза оборотней в погонах», экс-начальник управления внутренней безопасности облУВД Константин Мчедлишвили – его, правда, отсеяли еще до собеседования, по результатам тестирования. Говорят, офицер набрал всего 16 баллов при 30 минимальных, и теперь максимум, на что он может рассчитывать — на должность дежурного райотдела.

Помощник начальника ГУНП, член группы 2 мая и бывший сотрудник уголовного розыска Владислав Сердюк утверждает, что в аттестационных комиссиях заседают предвзятые и непрофессиональные люди, которые уже фактически «обезглавили» правоохранительные органы области:

«Мои опасения по поводу итогов аттестации начинают приобретать реальные очертания. Уже обезглавлены несколько отделов полиции города и области, почти 50 % следователей получили «черную метку». В райотделах ситуация с кадрами близка к катастрофической. Но проблема даже не в этом. Незаменимых, как говорится, не бывает. Проблема в том, что скамейки запасных в одесской полиции практически нет. Дыры придется закрывать сотрудниками областного аппарата и выпускниками университета. Уже откомандирована группа сотрудников областного управления в Черноморский (Ильичевский) отдел полиции, который, фактически разгромлен (после пыточного скандала, — Ред.)».

В качестве примера предвзятости комиссий Сердюк приводит историю некоего офицера спецназа: «Большой срок выслуги. В Киеве, на Майдане, не был. Ни кола, ни двора. Живет в общежитии. Участвовал в ликвидации банды Дикаева, лично тогда застрелил одного из бандитов. В феврале 2015 года заходил в составе передового отряда в Широкино. Потом прикрывал отход основных сил, когда прижали. Четыре рекомендации к увольнению».

Он также цитирует некоторые вопросы, которые «экзаменаторы» задают полицейским:

«Вступали ли вы в интимную связь со своим начальником?» — женщина-полицейский расплакалась, а нужно было бросить стул.

«Если бы у вас было два портрета, Ляшко и Коцюбинского, какой из них вы бы повесили в кабинете?»

«Почему вы с тремя высшими образованиями согласились поехать в зону проведения АТО?» — об этом спросили сотрудника спецподразделения.

«Сколько раз вы со своими агентами употребляли спиртные напитки?» — театр абсурда какой-то».

Наши источники в облуправлении полиции тоже говорят, что в ряде случаев вердикты аттестационных комиссий вызывают, мягко говоря, недоумение. Так, многие замеченные в коррупции милиционеры прошли аттестацию. И наоборот, почти половина тех, кто служил без нарушений, по неизвестным причинам были отсеяны.

Среди сохранивших рабочее место неожиданно оказался начальник отдела профессиональной подготовки ГУ Нацполиции Максим Л., который считается доверенным лицом и «кошельком» бывшего главного кадровика областной милиции Доскевича.

«Вся одесская милиция знает, что он взяточник, но его покрывал Доскевич. Суммы за профподготовку лупит катастрофические, при этом настолько жаден, что деньги сам чуть не вырывал из рук», — отзываются о прошедшем аттестацию милиционере коллеги.  

В свою очередь, члены аттестационных комиссий, с которыми пообщалась «Думская», уверены, что критикуют их не совсем обоснованно. И в основном недовольство подогревает «милицейское лобби», испытывающее муки идиосинкразии от самого факта участия общественности в аттестации.

«Им как серпом по яйцам, простите, — говорит один из наших собеседников. — Многие, когда видят в составе комиссий тех, кто годами вытаскивал на поверхность их грязное белье, едва сдерживаются».

«Мы работаем в нормальном режиме, без ажиотажа и перегибов, — утверждает наш коллега, редактор сайта 368.media Денис Корнышев, который включен в состав одной из комиссий. — Аттестация проходит с 9 до 18:00. На каждого полицейского уходит от 10 до 20 минут. В день бывает до 30 испытуемых. Задаем вопросы исходя из результатов тестов: если высокий айкью, то на общую логику, моделируем ситуации. Гоняем их по закону «О Национальной полиции», Уголовному кодексу, УПК (учитываются должности и подразделения). Спрашиваем, кем люди себя видят в новой полиции, что хотят поменять, брали ли взятки, получали ли незаконные приказы.

Действительно, комиссии часто обвиняют в том, что они пропустили в полицию того или иного продажного милиционера, однако обвиняющие не предоставляют никаких доказательств преступной деятельности фигуранта.

Что касается публикаций в интернете, которые мы используем, то они бывают абсолютно разными. Если это видеозапись, где зафиксировано, как сотрудник милиции/полиции нарушает закон, то естественно, это учитывается.

Но главная проблема – не коррупция, а жуткий непрофессионализм. Большинство полицейских, с которыми мы сталкиваемся, отличает крайне низкое владение нормативной базой. Почти ни один из них не знает даже ст. 345 УК Украины («угроза или насилие в отношении работника правоохранительного органа»). Работающие в южных регионах почти не владеют государственным языком. Многие не знают оснований и порядка применения огнестрельного оружия. Бывшие гаишники и бэповцы (борцы с экономической преступностью, — Ред.) вообще не понимают, что они будут делать в новой полиции. Говорят, хотим служить, а как служить и в какой сфере, пояснить не могут. Полное отсутствие мотивации!»

А СУДЬИ КТО?

Парадоксально, но факт: на официальных сайтах органов внутренних дел присутствует ПОЛНАЯ база всех без исключения сотрудников полиции, которые проходят аттестацию, но нет никакой информации о членах комиссий, в чьей власти — оставить человека на должности или отфутболить его на улицу без выходного пособия. Формирование этих коллегиальных органов проходило непрозрачно, никаких зафиксированных на бумаге критериев не было: вроде как принимали всех желающих, но, например, нашего спецкора, который много лет специализируется на криминальной тематике, в итоге вывели в «резерв».

По сведениям «Думской», списки менялись минимум один раз: Киев расформировал одесскую комиссию №4 и выкинул нескольких членов из других. Опять-таки — по неизвестным причинам.

Мы, впрочем, располагаем обоими перечнями: окончательный на некоторое время «случайно» всплыл на сайте ГУНП, был удален, но кэш Гугла помнит все. Насколько редакция может судить, значительная часть «экзаменаторов» – действительно, нормальные, незапятнанные люди. Так, например, комиссию №1 возглавляет старший оперативник угрозыска по особо важным делам Алексей Кузьменко – его называют настоящим профессионалом, никаких нареканий и компромата на него нет. Не замечен в коррупции и второй член комиссии – старший следователь Валерий Соколовский. Но вот третьим номером идет известный в узких кругах… экстрасенс и целитель Тамаз Какабидзе. Он каким боком к формированию полиции? Экстрасенс – это или мошенник, или, простите, ненормальный. Вы доверите ему свою безопасность? А ведь от его позиции зависит то, кто будет бороться с преступностью в Одесской области! На видео — Тамаз Какабидзе говорит о том, как обследует людей на расстоянии.

Четвертый — юрист и приличный человек Игорь Просяник. Пятый – волонтер Александр Тимофеев, освобожденный в августе прошлого года из плена боевиков «ДНР». Если уж пользоваться слухами, то он тоже «замазан»: некоторые соратники Тимофеева по движению считают его поведение на той стороне линии фронта не очень достойным. Террористы задержали мужчину вместе с волонтером Софией Вагаповой – в их машине нашли боевую гранату. Александр якобы пытался «перевести стрелки» на спутницу: мол, он только водитель. Боевики запросили за него выкуп, но тех, кто ехал выкупать одессита, избили и ограбили. В плену волонтер послушно выполнял все приказы оккупантов, работал без конвоя – красил стены и заборы в донецком СБУ. Повторимся, никаких фактов против Тимофеева нет, это лишь слухи, но по многим аттестуемым члены комиссий руководствовались куда менее точной информацией.

В комиссии №7 присутствует Вадим Калицкий, руководитель организации «Молодежь за реформы Балтщины», прекрасно сотрудничавший в свое время с Партией регионов и ставленниками Януковича в райгосадминистрации. В комиссии №9 трудится Юрий Верба, соавтор знаменитой буны в Крыжановке и советник мэра Одессы Геннадия Труханова. Он фигурирует в качестве представителя организации участников АТО «Побратимы» (был волонтером и даже награжден орденом). Делам он доверяет, но вот доверяют ли ему одесситы?

Комиссию №11 возглавляет старший следователь-«важняк» Алена Козак – по информации наших источников в МВД, она много раз вела уголовные производства, которые в итоге были «слиты» еще до суда по неизвестным причинам.

В комиссии №12 числится активист «Дорожного контроля» Максим Магера, о котором даже соратники говорят, что «для него процесс важнее результата». Неоднократно привлекался к ответственности за неповиновение милиции, характеризуется как скандалист и враг Одижного.

А еще в комиссиях есть представители «Совета общественной безопасности» — организации, мягко говоря, неоднозначной, которую подозревают и в «крышевании», и в других грехах. Ну и закон, скажем так, для членов СОБ зачастую был больше помехой, нежели руководством к действию.

Нет, вы не подумайте, откровенных бандитов — как «штатских», так и в погонах — в комиссиях нет. Однако и действительно авторитетных граждан, которым доверяли бы все, немного. И ответственности никакой за свои решения участники действа не несут. А там, где нет ответственности, как правило, царит безнаказанность, порождающая злоупотребления. Увы и ах…

Кстати, многие наблюдатели уверены, что вся эта мутотень с аттестацией затеяна исключительно ради дискредитации реформы. И спустя какое-то время всех отсеянных вернут на должности, и больше общественность никогда уже участвовать в формировании правоохранительной системы не будет. Скорее всего, это чистой воды конспирология, но, как правильно кто-то заметил, если у вас паранойя — это не значит, что за вами не следят.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

По информации прокуратуры Одесской области, в январе-феврале 2016-го года правоохранители зарегистрировали 8471 уголовное правонарушение, что на 29% больше, чем за аналогичный период 2015-го. Число особо тяжких преступлений выросло с 252 до 387, или на 54%.

При этом количество граждан, которым предъявили подозрение в совершении преступлений, сократилось с 1454 до 667, т.е. более чем вдвое.

Комментарии, как говорится, излишни.
9386

Комментировать: