Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

АТО и мирные жители

Среда, 9 июля 2014, 13:13

Евгений Шибалов

Зеркало недели, 04.07.2014

Состояние перемирия от режима войны на Донбассе, как выяснилось, отличается только тем, что во втором случае украинская армия не только отбивается, но кое-где даже наступает.

В остальном ничего не изменилось.

Тонко и пронзительно свистят взлетающие вверх сигнальные мины. Гулко бахают взрывы. Басовитой дробью стучат крупнокалиберные пулеметы и пушки с БТРов. Захлебываются визгливыми трелями длинных очередей автоматы. Солидно хрустят щебнем на разбитых дорогах колеса тяжелых грузовиков с солдатами, оружием, прочими нужными для войны грузами.

За всем этим наблюдают миллионы местных жителей, терзаемых мучительными раздумьями. Бежать или оставаться? Если бежать, то куда? Как примут "там"? Кто мы в глазах властей и сограждан — жертвы или соучастники?

Ответов нет. И посоветоваться не с кем. Больше всего беспокоит тот факт, что ответов и советов не исходит от тех, кто несет ответственность за миллионы украинских граждан, остающихся в зоне конфликта, — представителей власти.

Одной из главнейших проблем сегодня является отсутствие коммуникации между правительством и мирным населением. Порой складывается ощущение, что в Киеве вообще нет единого взгляда на политику в отношении нонкомбатантов на востоке Украины. Во всяком случае, взгляда, который выражался бы в конкретных решениях.

От официальных лиц, тем или иным образом отвечающих за Донбасс, в последнее время прозвучало несколько противоречивых месседжей. Примечательно, что каждый из них не влек за собой логичного продолжения — советов и даже приказов гражданам касательно их, граждан, поведения при каком-либо из предложенных вариантов развития событий.

Например: «Мы ожидаем российского вторжения в ближайшие дни/недели/часы». Передвижение войск по ту сторону границы действительно происходит постоянно, зачастую — очень близко, на виду у пограничников. Российские спикеры не упускают случая публично намекнуть на возможность «миротворческой» операции. Обещаниями скорого прихода «своих» регулярно кормят боевиков, действующих на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

Это — факты, лежащие на поверхности. Видимо, у СНБО, военной разведки и СБУ есть некая закрытая информация, позволяющая считать такой сценарий развития событий вполне вероятным.

Тогда возникает логичный вопрос: если и вправду не исключена полномасштабная война вместо нынешней гибридной атаки с неясными целями, то где подготовка самой очевидной в данной ситуации вещи — централизованной эвакуации мирного населения с полей будущих сражений?

Где заготовки для больших лагерей беженцев? Где оповещения о маршрутах? Где зарезервированные под вывоз своих, вроде бы, граждан спецсоставы?

Где, в конце концов, хоть какой-то вышедший из недр высоких кабинетов документ, регламентирующий сферы ответственности уполномоченных на проведение массовой эвакуации руководителей?

Угроза российского вторжения вынудила украинскую власть до предела насытить восточные регионы войсками. Необходимые приказы были отданы задолго до того, как прозвучали первые выстрелы.

Но та же угроза почему-то не стимулировала чиновников разработать механизм спасения нонкомбатантов. Словно проживающие здесь люди заранее списаны стратегами как допустимые потери.

«АТО завершится в считанные часы, максимум — за неделю». Заявления на эту тему прозвучали из уст президента Петра Порошенко несколько раз. Как до выборов, так и после.

Сейчас, по разным оценкам, на территории «народных республик» сосредоточено от трех до семи тысяч боевиков. Точное количество вооруженных людей неизвестно даже полевым командирам ДНР и ЛНР ввиду отсутствия единого командного центра.

Есть несколько отрядов, каждый со своим полководцем во главе. Есть отряды чисто российские, есть (небольшие) подразделения одних только местных бойцов, есть подразделения смешанного состава.

Есть группы наемников, есть идейные добровольцы, есть своеобразные «аутсорсеры», которые не получают платы, но зато командиры не мешают им грабить и мародерствовать. Последних, впрочем, часто зачищают свои же соратники, какая-никакая, но дисциплина в рядах боевиков все же поддерживается.

В любом случае, очевидно, что речь идет о нескольких тысячах человек, имеющих на вооружении автоматы, гранатометы, ПЗРК, минометы, установки «Град» и бронетехнику.

Уничтожить такую группировку в сжатые сроки — идея, наверное, авантюристическая, но имеющая право на жизнь. По крайней мере, отдать военным приказ на разработку такой операции верховный главнокомандующий может, а те, в свою очередь, возьмут под козырек, ответят «есть!» и отправятся выполнять.

Допустим даже, что самим генералам Генштаба подобный приказ не покажется фантастическим, и они смогут, цитируя Экзюпери, «превратиться в чайку». То есть, спланировать, организовать, сформировать необходимые части и соединения и вывести их на стартовые позиции.

Это означает только то, что подобный блицкриг не обойдется без массового применения авиации и артиллерии. Соответственно, даже при самом аккуратном исполнении, жертвы среди мирного населения могут быть, и немалые. Что неудивительно на войне, где воюющие стороны при передислокациях «привязаны» к автомагистралям, а боевые действия идут в городах.

При проведении быстрой операции невозможно эвакуировать население без того, чтобы не раскрыть своих планов. Но отдать распоряжение привести в порядок бомбоубежища — можно? Сейчас это делается собственными силами сознательных граждан, которые занимаются этим, скорее, просто от безысходности. Просто потому, что не знают, чем себя занять, чтобы не сойти с ума от страха.

Но посоветовать запастись продуктами — можно?

Подсказать, что, услышав стрельбу и взрывы, следует выключить свет, отойти от окон и лечь на пол — можно?

В конце концов, приказать всем оставаться на местах, не паниковать и ждать завершения операции — можно?

Секретности это не нарушит. Зато может спасти много жизней.

«Следует готовиться к затяжному конфликту». Этот сценарий считают самым вероятным независимые эксперты, в первую очередь — международные. По их мнению, еще, как минимум, несколько месяцев будет продолжаться то же, что есть сейчас: диверсионно-террористическая война с периодическими всплесками и спадами активности.

Официальные лица Украины, напротив, говорят о вероятности такого развития событий мало и скупо. Потому что для них это в некотором роде — признание собственной слабости.

Тем не менее, не исключают.

В этой ситуации было бы логичным не проводить экстренную массированную эвакуацию, но подготовить «коридоры» для тех, кто желает пересидеть войну в безопасном месте на территории Украины.

Было бы логичным наконец-то внятно ответить на вопрос, который чаще всего задают вынужденные переселенцы: мы сможем потом вернуться домой или нам начинать всерьез обустраиваться там, куда забросила нас эта война?

Из всего перечисленного не делается ничего или почти ничего.

Каковы бы ни были взгляды на дальнейшее развитие ситуации, все они как бы игнорируют тот факт, что в зоне конфликта есть мирные граждане.

Причин тому несколько.

Пожалуй, самая главная — на Донбассе разрушены не только институты власти, но и каналы коммуникации. Пока боевики в каждом захваченном городе отключали украинские каналы и душили местную прессу, Киев не смог выполнить собственное решение о прекращении вещания российского телевидения. Не озаботился созданием альтернативной системы общения с населением оккупированных террористами территорий. Даже не сформулировал, что именно следует донести гражданам.

Кроме того, к сожалению, в столице многие снова поддались соблазну простых решений. И убеждают, что «все нормальные люди оттуда уже уехали, а остальных не жалко, только воздух чище будет». Печально, что эту точку зрения разделяют многие переселенцы с востока, ныне проживающие в том же Киеве или других регионах Украины. Прискорбно это потому, что подобные радикальные высказывания обращаются в среде тех, кого относят к opinion makers. Значит, рано или поздно руководители решат, что игнорирование граждан в зоне АТО и их проблем — правильная политика, потому что этого хочет общество.

На самом деле такая политика ведет нас к новому витку противостояния в будущем. Поскольку многие из переживших это лето жителей Донбасса будут переполнены только одним чувством — ненавистью к государству, которое бросило их в трудную минуту.
6048

Комментировать: