Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +7 ... +10
вечером +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Андрей Чивурин: ««Лиги Смеха» могло бы не быть»

Суббота, 31 октября 2015, 18:33

Неизвестен

Медианяня, 26.10.2015

Если смех действительно продлевает жизнь, то я знаю как минимум нескольких людей, которым приближение печального конца нисколько не грозит. Среди них — Андрей Чивурин, который еще со студенческой скамьи решил сделать юмор своей профессией. В его послужном списке не только все возможные и невозможные награды, которые можно получить, играя в КВН, но и многолетняя редакторская работа в этом проекте.

Ввиду известных всем событий пути детища Александра Маслякова и украинского телевидения разошлись, но Чивурин без дела не остался: его стараниями наш зритель получил сериал «Страна У», а совсем недавно разжился и собственной версией «Клуба Веселых и Находчивых», названной «Лига Смеха». Пока проект медленно, но верно приближается к финалу, я решила предметно поговорить с Андреем, как с одним из его основателей. Ну и заодно выяснить все, что до этого дня оставалось за кадром. Устраивайтесь поудобнее.

На входе я столкнулась с молодыми юмористами. Как выяснилось позже, это — представители одной из команд «Лиги», которым Чивурин пообещал «поговорить с Зеленским». О чем и зачем — мы обязательно выясним ниже, но начать разговор я решила с более насущных вопросов…

— Для начала расскажите о том, как родилась идея «Лиги Смеха» и на каком этапе вы присоединились к проекту?

— Жил-был КВН, в том числе украинский. Но события последних лет сложились так, что украинский КВН выпал из международной обоймы. После историй с Крымом и Донбассом наступил момент, когда мы окончательно поняли, что украинские команды не приедут на традиционный Фестиваль в Сочи.

— Даже так?

— А разве это удивительно?

— Я думала, что молодые команды ездят в Сочи, несмотря ни на что.

— В прошлом Сочинском Фестивале участвовала всего одна команда из Украины — из Харькова. Это команда «Любимый город», которая сейчас играет у нас в «Лиге Смеха». Они съездили в Сочи, поскольку стали чемпионами межрегиональной лиги и должны были участвовать в Кубке чемпионов Лиг. Поехали, сыграли и вернулись, чтобы играть в Украине. Была еще одна команда, которая представляла так называемую ДНР. Остальные команды не поехали. Никто им не запрещал, никто им ничего не говорил — это было их абсолютно самостоятельное решение. Перед этим мы неоднократно пытались заинтересовать украинские телеканалы Высшей Украинской Лигой КВН, у которой в последние годы не было телевизионной версии. Но каналы упорно не шли на контакт. Что их смущало — одному богу известно, но, в конце концов, нам озвучили: если проект будет по-другому называться или проходить в другой форме — то, в принципе, это интересно. Наша позиция была такой: в Украине огромный внутренний потенциал, много команд, игравших в КВН, и если сейчас с этим движением что-то не сделать, то через несколько лет придется все начинать с нуля. В общем, решили что-то такое придумать. Наш Drive Production и студия «Квартал 95» придумали, что это будет называться «Лига Смеха», что, по сути, это будет Чемпионат Украины по юмору, и что этот телевизионный проект возьмет старт с Фестиваля в Одессе, на который мы пригласим всех – команды КВН, СТЭМы и просто веселые компании. Наши предположения о количестве коллективов были разными, но оказалось, что мы все мыслили скромно – в Одессу приехало 135 команд из 42-х городов Украины. Такого представительства Украины на Фестивале КВН в Сочи не было никогда.

— Можно сказать, что «Лига Смеха» — это украинский ответ КВНу?

— «Ответ КВНу» — это когда жили мирно, играли в одну игру, потом вдруг поссорились на бытовой почве, и возникло альтернативное движение. По моему убеждению, если бы Россия не вмешалась во внутренние дела Украины, «Лиги Смеха» не было бы. И еще, я себе слабо представляю картину наших дней, в которой украинские команды КВН веселят российскую публику на ее территории. Мы очень серьезно поссорились с соседом, и создание движения для украинских КВНщиков стало логичной необходимостью. Так получилось, потому что так случилось между нашими странами.

— Ниша освободилась, и вы ее заняли?

— Дело в том, что мы в этой нише и были. Мы много лет работали в Высшей Украинской Лиге КВН.

— Я имею в виду, как телевизионный проект.

— Если говорить о нише телевизионной, то да.

— А были ли со стороны АМИКа какие-то претензии — проекты ведь очень похожи?

— Они были и они есть.

— Предъявлялись в юридической форме?

Надо отметить, что почти с самого начала разговора Андрей был не один: к нам присоединился гендиректор объединения «Страна У» Наум Баруля. Поначалу он просто наблюдал за беседой, но на юридическом вопросе не сдержался, после чего периодически присоединялся к разговору.

Наум Баруля: К нам с юридической точки зрения от КВНа не может быть таких претензий, потому что это немножко другое. Это — юмористическое соревнование, но не каждое юмористическое соревнование — это КВН.

Андрей Чивурин: На просторах российского телевидения существуют десятки проектов, в которых работают КВН-щики и эти проекты не называются «КВН». Что же касается отношений с АМИКом – еще до фестиваля «Лиги Смеха» в Одессе у меня был единственный телефонный разговор с Александром Масляковым-младшим. И когда наш разговор дошел до политической составляющей, с его стороны прозвучала реплика «только не надо говорить, что здесь политика сыграла какую-то роль». А вот мы считаем, что здесь политика сыграла основную роль, поэтому дальнейшее выяснение отношений для нас не имело смысла. Позже в одном из интервью Саша сказал, что плохо относится к такому явлению, как «Лига Смеха» в Украине.

— А он это как-то аргументировал?

— Ну, аргументация, на мой взгляд, была неубедительной. Можно посмотреть это интервью, оно есть в YouTube.

— Насколько я знаю, сотрудничество с АМИКом вы прекратили задолго до этого. Расскажите, почему так произошло?

— Я проработал редактором Высшей лиги КВН 17 лет. В какой-то момент принял решение об уходе. Вопрос был только во времени. Решение было коллективным — уходил не только я, но еще и мой коллега — редактор Леня Купридо и генеральный директор компании «АМИК» Наум Баруля. Просто мы поняли, что пришло время. В принципе, творческий потолок в КВНе был достигнут, да и, если честно, очень хотелось больше времени проводить дома. Все произошло абсолютно мирно, какое-то время мы обучали новых редакторов, которых сами и предложили. После ухода из КВН нас еще приглашали на фестиваль в Сочи, и мы ездили до известных событий. Как только они случились — перестали. Мы ушли, отработав 50-летний юбилей КВН (это было в конце 2011 года), и в 2012-м плавно завершили работу в творческом объединении «АМИК».

— А что произошло с КВН в Украине?

— Какие-то Лиги КВН в Украине закрылись, какие-то продолжают работать. Раньше мы владели подробной информацией, сейчас — нет.

— Хорошо, давайте вернемся к «Лиге Смеха». Расскажите, как пригодился ваш многолетний КВНовский опыт в организации этого движения?

— Опыт пригодился потому, что его много (смеется). Наверное, благодаря этому опыту у нас и получился эффективный контакт со студией «Квартал 95», результатом которого стало рождение «Лиги Смеха» и не только. Что же касается команд — это самоорганизовывающаяся система, которой нужен только сигнал. Мы убедились в этом, когда увидели явку на фестиваль в Одессу. Они просто ждали сигнала, ждали, что будет с веселым движением в Украине. Ведь какое-то время нам всем было совершенно не до смеха. Никто не понимал, что делать. Какая-то инерция была, и команды нас часто спрашивали: ребята, а будет вообще что-то? И вот осенью прошлого года мы просто запустили рекламу о том, что в Одессе состоится фестиваль. Началась регистрация, проходившая очень активно с первых же дней. Заявилось, конечно, больше команд, чем приехало. Но 135 – это очень серьезно для веселой передачи.

Н.Б.: Ну, если мы проводили фестивали по 600 команд в Сочи, то что нам провести на 135?

— После стольких лет в юморе, как вы оцениваете сегодняшнее его состояние в Украине?

— Оно, на мой взгляд, замечательное. Оно абсолютно не уступает юмору Высшей лиги КВН. «Лига Смеха» в том виде, в котором мы ее увидели — а это уже почти целый сезон — держит уровень достойно. Плюс ко всему прочему, у нас, украинцев, все-таки своеобразное чувство юмора. Мы чаще смеемся над собой, чем над другими. При этом спокойно можем критиковать собственную власть.

— С этой точки зрения, цензура в «Лиге Смеха» гораздо ниже, чем в КВН?

— Цензуры как таковой ни в КВН, ни, тем более, в «Лиге Смеха» нет. Скажем так: есть общая тенденция общества. Юмор существует на основном принципе: «как живем — так и шутим». Как живет сосед – мы видим, благодаря СМИ. Как живем мы сами – знаем только мы. Им «нарисовали» нас через СМИ, и эту картинку они воспринимают реальностью, которая с нашей реальностью ничего общего не имеет. У них фигура Президента – исключительно повод для комплиментов, у нас – для критики. Опять же — как живем, так и шутим. На сегодня «Лига Смеха» более свободна в высказываниях, нежели сейчас КВН.

— Это может негативно отразиться на качестве юмора?

— Давайте так рассуждать: просто ляпнуть на какую-то тему — это одно. А что-то сказать по поводу, сделав это смешно и изящно – совершенно другое. Это не значит, что команды прибежали, пошутили про Порошенко — и мы все шутки оставили, нет. Если эта шутка удачна — она остается. Если она никакая — народ ее не услышит. Мы не ставим целью просто весело пнуть кого-то. Для этого, как минимум, нужен информационный повод. В основном ребята шутят на темы, на которые хотят шутить. Заставить их шутить про какого-то определенного человека, организацию или ситуацию невозможно. Мы можем только напомнить им об актуальных темах, о свежих информационных поводах. То, что болит у народа – и есть самое актуальное, и, как правило, шутки в эту сторону получаются веселее всего. Но и это не значит, что все ринутся раскалывать именно это направление. Вернее, ринутся, может, и все, но расколоть получится не у всех.

— И часто к вам приходят за подобным советом?

— А это наша работа. Мы — редакторы, и к нам команды приходят, как к врачам.

— То есть, они не с уже готовым материалом приходят?

— Они на любом этапе приходят. Могут — с готовым материалом, могут — с идеями, могут — за советом: «Что нам концептуально делать, потому что мы думаем, что немножко буксуем?», «Может, нам поменять то, поменять это, костюмы, стиль?» и т.д. Мы общаемся по интернету, в офисе, в кафе за чашкой кофе. Ближе к игре появляются конкретные объекты для обсуждения. Вот приехала команда из Тернополя, вы их сейчас видели. Взяли — и специально приехали пообщаться.

— У них, как я поняла, были какие-то серьезные вопросы.

— Они просто расстроены результатом полуфинала «Лиги Смеха».

— Выходит, к вам и так приходят, просто выговориться?

— И так тоже.

— Есть ли у нас в стране региональные различия в юморе? Например, команда из Днепра может пошутить так, что в Закарпатье смеяться не будут?

— По стилю, конечно, команды отличаются. Но качественный юмор – вещь универсальная. Ребята очень хорошо знают свою страну и могут донести «западную» мысль на Востоке, «восточную» — на Западе и т.д. В этом нет проблем. Другое дело, когда есть региональная специфика: например, люди, которых знают только в этом регионе, или термины, которые понимают только там. Понятное дело, такого рода юмор воспринимается именно дома, и приносить его в другой регион смысла нет — никто не поймет, о ком или о чем идет речь. Это называется местный юмор, а не региональный. Например, команда из Западной Украины применит какое-то слово, которое, мы уверены, знают только у них. И мы говорим: давайте менять, потому что вас здесь не поймут. И они меняют. Но это происходит не так часто и это рабочие моменты — не более того.

— А есть ли в «Лиге Смеха» команды из Крыма?

— На сегодняшний день — нет.

— И не приезжали вообще?

— Именно из Крыма — не приезжали. На фестивале «Лиги Смеха» был только стендапер из Феодосии. Собиралась одна команда приехать, но не доехала.

— За много лет работы в сфере юмора, вы не раз наблюдали его трансформацию. Нравится ли вам, как все меняется сейчас?

— Ну, юмор не может не меняться. Увидь мы в 2015 году людей, которые умирают со смеху, глядя на фильмы с участием Чарли Чаплина — это, наверное, говорило бы о том, что с обществом что-то не так (смеется). То, над чем смеялись в 1930-х, в 50-х, 70-х, 2000-х годах — это разные темы. Юмор меняется, причем меняется не в плане улучшения или ухудшения качества — он актуализируется, поскольку является отражением жизни. Другое дело, что есть люди, бывшие сторонниками какого-то веселого направления, а после того, как юмор изменился – стали считать, что он умер. Если бы и мы так считали, то нас бы надо было похоронить еще в 1990-х, и вообще не иметь с нами дела. Любой нормальный, вменяемый, адекватный человек будет изменять свое чувство юмора вместе с жизнью в стране. Поэтому та «Лига Смеха», которая сегодня существует, по моему мнению, четко отражает отношение к юмору современной Украины. Вчера юмор был одним, сегодня — другой, завтра будет третьим, а лучше или хуже — спорить бессмысленно, у каждого будет своя точка зрения.

— Как с музыкой.

— Именно. Есть какие-то вечные вещи — это как музыкальная классика. Есть авангардная схема юмора, есть еще какая-то. И их комбинации в ту или иную сторону отражаются в юморе сегодняшнего дня. Главное — это «смешно». Если ты считаешь, что ты делаешь смешно, а народ не смеется — покопайся в себе.

— Как вам удается на протяжении всех этих лет оставаться в струе?

— Я — вампир (страшным голосом).

— Подпитываетесь?

— Молодежь рядом, поэтому да, подпитываюсь. Когда ты этим занимаешься постоянно — не можешь быть оторванным от изменений в молодежном юморе. Я не могу говорить ребятам «Айда все в классику 90-х, там было клево!» Во-первых, мне никто не поверит, а во-вторых, я этого никогда не скажу. Потому что надо понимать, насколько юмор меняется, и просто воспринимать эти изменения. Вместе с командами делать их приемлемыми, смотрибельными и понятными для нынешнего поколения. Когда эта чуйка перестанет работать — тогда, наверное, мне об этом скажут (смеется).

— В «Лиге Смеха» начинающие команды играют наравне с популярными — грубо говоря, звездами украинского телевидения. Возникают ли претензии, когда команде кажется, что она чего-то достигла, но на каком-то этапе не проходит? Если так, то как вы с этим боретесь, какие слова находите?

— Во-первых, с этим бороться не надо, а во-вторых, дело не в претензиях к редакторам. Претензии у них могут возникнуть только к жюри, потому что только жюри решает, кто проходит дальше. Что касается опытных команд, то опыт — это, с одной стороны, хорошее подспорье в подготовке к любому проекту, но и огромная помеха — с другой стороны. Мы только что говорили о том, как меняется юмор. Так вот, популярная и опытная команда является заложником своего же стиля, багажа и т.д., а молодежь дышит им в спину очень серьезно. И игра развивается по непредсказуемому сценарию. Ты можешь быть любим публикой, но если ты не оправдал ее надежды… К тебе, во-первых, изначально повышенные требования. От тебя всегда ждут чего-то такого — «Ах!» Но если ты остался на прежнем уровне, то сколь качественным бы он ни был — в тебе не увидели роста. А рядом появляется молодая безусая команда, которая вчера была вообще ничем, а сегодня неожиданно показывает «Ах!» И вот этот прогресс обладает разрушительной силой по отношению к ветеранам движения. Зрители вместе с жюри мгновенно попадают под этот эффект… Если отдельно проанализировать уровень команд, абстрагироваться от игры, от динамики действа, драматургии того, что происходит, и взвесить на виртуальных весах юмора — то, возможно, старики и перевесят. Но на то она и игра, чтобы в какой-то момент нарушать статичные законы. Игра — это все-таки динамика.

— Как в «Лиге Смеха» распределяются обязанности — ваши и «Квартала»?

— Все, что касается каких-то креативных разработок — мы делаем совместно. Все, что касается работы с командами, подготовки к игре — это наша половина. Что касается технического обеспечения, телевизионного — это «Квартал». Есть еще какой-то ряд совместных функций, например, визуальная подача. Утверждение декораций, компьютерной графики, музыкального сопровождения и т.п. — это коллективный процесс. К этому проекту мы пришли вместе, с этим проектом мы идем вместе и, дай бог, будем идти вместе и дальше. При этом каждый занимается тем, что у него лучше получается. У нас был достаточно серьезный опыт работы с командами именно в состязательном смысле, у «Квартала» — огромный опыт разработки и продвижения своих телепроектов. Словом, умение каждого делать свое дело и послужило рождению этого проекта.

— Расскажите теперь немножко о «Стране У». Как появилась эта идея, как вы принесли ее «Кварталу»?

— Тут «зачатие» произошло задолго до «Лиги Смеха». Как-то пришла в голову мысль… Вот есть масса прекрасных украинских команд, которые создали некое количество интересных персонажей и образов, жизнь которых на сцене телевизионного КВН оказалась до обидного короткой. Танька и Володька из Тернополя, Чиновник из Крыма, Игорь и Лена из Днепропетровска, блондинки Даша и Кристина из Харькова… И многие другие. Мы просто подумали: а почему не продлить телевизионную жизнь этой веселой компании? Потом придумали, что это должно называться «Країна У», и что это — некий формат, в котором живут эти персонажи, созданные украинскими КВНщиками. С этой концепцией мы прошлись по каналам.

— Сначала сами, без помощи «Квартала»?

— Да, начинали ходить без «Квартала». Вдвоем, с Наумом Иосифовичем. И нам все говорили — «Вау, класс, отлично, здорово, прекрасно! Так, Наташа! Иди сюда! Вот наш редактор Наташа, она с вами сейчас вот…» Потом эта Наташа начинала нам рассказывать какие-то басни, что смешно, что не смешно, что так никто не делает. «И вообще, вот у нас есть кулинарная передача, давайте-ка ваших ребят — туда…». В какой-то момент нам просто стало скучно разговаривать с этими людьми.

— И как вы нашли общий язык с «Кварталом»?

— С «Кварталом» все произошло просто. Позвонил Володя, встретились. «Че делаете?» — «Да вот…» — «А давайте делать вместе?» Первый проект, который мы предложили для совместного производства, и была «Країна У». Правда он был задуман, как сценическое шоу со зрителями, на сцене должны были меняться города и так далее. Со стороны «Квартала» пришло встречное предложение: а давайте сделаем скетчком? Мы поначалу отнеслись к идее довольно сдержанно, тогда нам предложили снять пилот и посмотреть. Написали, сняли, смонтировали, посмотрели, и нам всем очень не понравилось. Подумали, перемонтировали, переозвучили… В общем, поиздевались над пилотом, как хотели. А когда поняли, что это уже можно показывать, состоялась встреча с руководством канала ТЕТ, на которой присутствовал генеральный директор Плюсов Александр Ткаченко. Нам дали зеленый свет, и с тех пор «Країна У» живет уже третий год.

Н.Б.: Кстати, изначальная задумка со сценой никуда не делась. Сейчас мы готовим большой концерт, который покажем 14 ноября в Октябрьском дворце, первый концерт «Страны У». Приходите!

А.Ч.: Мы его серьезно готовим. Практика показала — стоит поэфириться каких-нибудь пару-тройку месяцев, и уже начинается бурная гастрольная деятельность. А мы пару лет выжидали и теперь решили сделать большое шоу под названием «Країна У», концерт нового формата, премьера которого будет не эфирная, а только для зрителей в зале.

— А потом, если все пройдет хорошо…

— Если все пройдет удачно — будем радовать все города Украины.

— У «Страны У» уже есть свой спин-офф — «Однажды под Полтавой».

— И не только он. Еще есть «Сказки У», а в новом сезоне появится «Однажды в Одессе».

— Постепенно каждый город может вылиться в отдельный проект?

— Не обязательно. Пока мы берем города, в которых уверены.

— И каковы критерии этой уверенности?

— Мы смотрим, как ребята разыгрались, готовы ли они к переходу в новый формат, потому что скетчком и ситком — это разные вещи. Полтавский эксперимент мы считаем удачным. Летом мы сняли 20 новых серий, и они уже в эфире. А Одессу мы готовим на следующий сезон: уже сняли натуру в Одессе, в ноябре – павильонные съемки в Киеве.

— Вы, кроме всего этого, много лет работали сценаристом на российском телевидении. Сейчас, я так понимаю, нет?

— Нет.

— А не планируете на украинском телевидении работать сценаристом?

— Планирую.

— Есть уже какие-то идеи?

— Возможно (смеется).

— А подробнее?

— Идеи есть, но о подробностях говорить рано.

— Если закрыть глаза на острые политические и военные вопросы, чем отличается работа на украинском и российском телевизионных рынках?

— Какое-то время назад, скажем, десяток-другой лет, это были земля и небо. Поэтому основной массе толковых украинских сценаристов было выгоднее работать на российском телерынке. А сейчас… Лично мне вообще не принципиален вопрос, выгодно или не выгодно. Мне принципиально — в Украине. Здесь не такой мощный телерынок, как у соседей, но это дело времени.

Н.Б.: Просто нашим каналам и тем, кто называл себя их продюсерами, было очень удобно самим ничего не делать здесь, а просто купить там и показывать тут.

— Может, сейчас украинские каналы стали сговорчивее?

— Не могу сказать, сговорчивее или нет, потому что пока не могу похвастаться телесериалом или полным метром, который вдруг, бац — и вышел на украинском телевидении или в украинский прокат. Пока этого не случилось, мы только приближаемся к производству отечественного продукта в этих жанрах.

— Как думаете, КВН когда-нибудь вернется в Украину? И что тогда будет? Как КВН будет сосуществовать с «Лигой Смеха»?

Н.Б.: Поживем — увидим.

А.Ч.: Сейчас нет смысла отвечать на этот вопрос, т.к. у Украины существует большое количество гораздо более серьезных проблем. Во всяком случае, мы никоим образом препятствовать этому не будем. Кроме того, посмотрим, как сложится судьба у «Лиги Смеха». Заглядывать в будущее и делать какие-то прогнозы сейчас смысла нет. Сейчас есть смысл наблюдать, как этот продукт приживается, как он входит в сознание украинцев.

— И как же?

— Народ смотрит, и это здорово.

— Люди воспринимают это как КВН или как отдельный продукт, рожденный у нас?

А.Ч.: Пока это пограничное восприятие.

Н.Б.: Я от человека из Москвы слышал, что они уже процитировали шутки насчет скопления фур возле Крыма. Он спрашивает: а откуда эта шутка? А они ему — ну, это украинский КВН. Все-таки ассоциируют еще.

— И долго, наверное, еще будут.

А.Ч.: Да не вопрос. У нас в эфире первого полуфинала была оговорка «по Фрейду» одного из членов жюри: «А это — команда КВН…». Ничего страшного. Мы это с удовольствием оставили в эфире, потому что мы все реально вышли из КВН. И благодарны этим трем буквам. И, несмотря на проблемы, возникшие между нашими странами, продолжаем считать, что КВН — великая школа жизни, которую мы прошли. Огромную часть жизни мы посвятили этому движению, этой игре. Мы играли в нее искренне, и это были замечательные времена. Не мы тому виной, что пришлось искать другую нишу, название и т.д. И произошло это не в сладкие времена дружбы между нашими народами.

— А вы поддерживаете сейчас личные, не профессиональные отношения с Александром Васильевичем и другими представителями АМИКа?

А.Ч.: На сегодняшний день нет. До «Лиги Смеха» эти отношения были и мы их поддерживали, несмотря на то, что ушли из КВНа. После «Лиги Смеха» мы не общались.

Н.Б.: Мы продолжаем относиться к Маслякову с глубоким уважением.

А.Ч.: Александр Васильевич – профессионал с большой буквы, в какой-то степени – наш учитель. Наше доброе отношение к нему не изменится, несмотря ни на что.

— В «Лиге Смеха» на сегодняшний день только украинские команды? Не пытались привлечь команды из других стран?

А.Ч.: На сегодняшний день — да, только украинские.

Н.Б.: На следующий фестиваль мы уже пригласили команды из разных стран, но пока не знаем, что из этого получится.

А.Ч.: Насколько нам известно, предварительный интерес к Лиге Смеха проявили команды из Грузии, Израиля, Беларуси, Балтийских стран.

— Россия — нет?

— Не буду называть имен, но перед первым фестивалем «Лиги Смеха» желание поучаствовать в нем изъявляла пара российских команд. Думаю, они на тот момент не понимали, на что подписываются. Мы им сказали: «Ребята, давайте мы сейчас проведем внутренний чемпионат, а дальше, если у вас это желание останется, — мы его будем только приветствовать». И правильно сделали, что сдержали порыв, потому что крепкая шутка в адрес президента Российской Федерации, которая может неоднократно прозвучать — и прозвучала уже — в «Лиге Смеха», вряд ли добавит комфорта российской команде, если только она не мега-смелая.

— В КВН есть команда из самопровозглашенной ДНР. Эти странные люди не пытались попасть в «Лигу Смеха»?

— Если команда приехала представлять конкретно «ДНР» или «ЛНР» — то им в «Лиге Смеха» делать нечего.

Н.Б.: А если приехала команда из Донецка или Луганска — welcome.

А.Ч.: У нас в гала-концерте первого фестиваля была команда из Луганска. Замечательные ребята. Хоть и не прошли в сезон, но выглядели очень достойно. Но это была команда именно из украинского города Луганск, а не из ЛНР. У нас очень патриотичная Лига, недаром у нас вместо «ни пуха, ни пера — к черту!» — «Слава Украине — Героям Слава!». На этой фразе многие российские пользователи интернета переключают канал (смеется). Поэтому искренне желаем им счастья. И здоровья.

Тут даже добавить нечего, как по мне. От всей души присоединяюсь к пожеланиям Андрея, ну а «Лиге Смеха» и его прочим проектам желают только процветания, что бы кто ни говорил.
8797

Комментировать: