Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -7 ... -6
ночью 0
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Когда рука не дотягивается до верхнего края картины

Понедельник, 1 июля 2013, 10:01

Инна Айзенберг

Факты, 07.06.2013

Работы 19-летней художницы, которая из-за врожденной атрофии мышц прикована к постели и может рисовать не больше часа в день, занимают призовые места на международных конкурсах

Двухкомнатная квартира семьи Литвиновых полностью обвешена картинами. На стенах — портреты людей, закат солнца, поле подсолнухов, итальянский дворик, Эйфелева башня. Каждая работа настолько четко передает атмосферу места и события, что кажется, будто автор объездил весь мир. Но это не так. Из-за редкой врожденной генетической болезни 19-летняя художница Аня Литвинова прикована к постели и без посторонней помощи не может ни сесть, ни перевернуться с боку на бок, а любая простуда для нее чревата серьезными осложнениями. Рисует Аня всего лишь час в день, потом слабеют мышцы, и она не может удержать кисть в руке. Но за этот час девушка успевает передать с помощью красок свои чувства. Ее работы занимали призовые места на международных конкурсах и собирали людей на персональных выставках, которые уже дважды проходили в ее родном городе Одессе. Сейчас Аня дистанционно заканчивает первый курс Уманского педагогического университета по специальности живопись, преподает английский на дому, планирует получить второе высшее образование и уже выполняет свои первые заказы.

Все это Аня делает лежа на кровати, которая приспособлена для потребностей девушки. Она нажимает на пульт управления, и изголовье поднимается или опускается. Тогда художница выбирает удобное положение, родители кладут мольберт ей на колени, и Аня начинает рисовать.

— Меня вдохновляет все, что находится вокруг: книги, аквариум, цветы, фильмы, люди, которые приходят меня навестить, — улыбается Аня. — Часто вижу будущие картины во сне.

— Анечка родилась в срок, была здоровым, жизнерадостным ребенком, но когда ей исполнилось полгода, я заметила, что дочь не садится, не пытается ползать, с трудом шевелит руками, — вспоминает Елена, Анина мама. — Врачи назначали массажи, гимнастику, процедуры, но ничего не помогало. Тогда в годовалом возрасте Ане поставили диагноз синдром Верднига-Гоффманна (разновидность спинально-мышечной атрофии, при которой мышцы со временем слабеют и атрофируются. Сначала человек перестает шевелить руками, ногами, не может перевернуться, позже ему сложно глотать и дышать. — Авт.). Врачи, которым я показывала ребенка, разводили руками, предупреждая: «Такие дети живут не больше трех лет». Но ни я, ни супруг будто не слышали этих прогнозов. Однажды, когда Ане было четыре года, мы смотрели мультфильм, и она попросила дать ей пластилин. Лежа на спине, Анечка слепила коня, который ничем не отличался от мультипликационного героя: были четко вылеплены ноги, копыта, грива, хвост животного и даже чувствовался его характер. И тогда я поняла, что у моего ребенка талант, который нужно развивать.

Хотя картины пишет Аня, в творческом процессе участвует вся семья. Анина мама покупает краски, кисти, помогает организовывать выставки, а отец покрывает лаком уже готовые работы — чтобы они дольше хранились. Родители художницы очень гордятся успехами дочери, ведь знают: это стоило Ане больших усилий.

— Мышцы дочери с рождения были настолько слабыми, что при самой незначительной простуде в ее груди скапливалась мокрота, которую Аня не могла откашлять самостоятельно, — вспоминает Елена. — Поэтому любой кашель или насморк заканчивался для дочери бронхитом или воспалением легких. Хорошо помню, как расспрашивала каждого, кто приходил к нам в гости: «Насморк или кашель есть?» И только услышав твердое «Нет», впускала гостя в квартиру.

— Однажды во время болезни я потеряла сознание и увидела странный сон: будто иду по черному тоннелю, в конце которого горит свет, — вспоминает Аня. — При этом я почувствовала облегчение. Но в какой-то момент вдруг остановилась и не смогла продолжать путь. Вокруг появились образы родителей, бабушки. Тогда я открыла глаза и поняла, что нахожусь в больнице. Врачи вводили мне антибиотики. Не сдаться и не упасть духом в такие моменты мне помогало рисование.

В десятилетнем возрасте у Ани появилась мечта стать художницей, и она просила маму записать ее в Одесский дом творчества.

— Признаться, я очень боялась, что учителя не захотят приходить к нам домой или у Ани что-то не получится, и это сломает ее, — говорит Елена. — Но дочь была настроена решительно, и я не смогла ей отказать. Так у Ани появился первый преподаватель. Позже дочь поступила в художественную школу, где на одной из выставок купили ее первую картину. Это помогло ей поверить в себя.

— Женщина, которая приобрела мою работу за 50 гривен, стала моим «талисманом», — рассказывает Аня. — Я не хотела брать с нее денег, но она настояла. В телефонном разговоре женщина призналась, что увидела во мне будущего художника. К слову, она не знала, что я болею.

Сейчас Анины работы занимают призовые места на престижных международных конкурсах как в Украине, так и за ее пределами: в России, Америке, Казахстане, Японии. В Одессе дважды проходили персональные выставки художницы. Во время последней из них было куплено 11 картин. А два года подряд губернатор и мэр Одессы награждали ее стипендией для одаренных детей.

— Когда Аня поступала в университет, я переживала, что она не высидит на экзамене, который длится три часа, — продолжает Елена. — Дело в том, что из-за болезни мышцы спины и рук дочери быстро устают, и ей нужно отдохнуть, полежать. Узнав об этом, приемная комиссия пошла нам навстречу и выделила соседнюю аудиторию, чтобы Аня могла там прилечь на 20 минут. Помню, когда она на коляске возвращалась к другим абитуриентам, преподаватели сказали: «Мы видим, что ты умеешь строить композицию. Можешь не продолжать работу». Но дочь возмутилась: «Как? Я закончу ее наравне с другими. Это же экзамен. Мне не нужны поблажки!» И даже уложилась в выделенное время. Чуть позже, когда мы оформляли документы, заведующая кафедрой сказала: «Такие таланты нам очень нужны». Тогда в качестве подарка мы с супругом впервые отвезли Аню в Крым.

— Тебе не сложно учиться? — спрашиваю Аню.

— Скорее интересно. Из-за того что я не могу выходить на улицу, преподаватели присылают мне задания по интернету. А позже, когда я их выполняю, помогают устранить погрешности. Я нормально отношусь к критике в свой адрес, ведь понимаю: только исправляя ошибки, можно расти профессионально.

Многих удивляет моя манера рисовать. Дело в том, что тело не всегда мне подчиняется, и приходится выкручиваться. Например, рука часто не дотягивается до верхнего края картины. Тогда я переворачиваю полотно и рисую вверх ногами. Я уже владею разными техниками: акварелью, графикой, маслом, точечным рисунком. Больше всего люблю рисовать пальцами. Когда я дотрагиваюсь до полотна, мне удается прочувствовать будущую работу.

— У тебя есть любимая картина?

— Одной любимой нет. Ведь в каждую работу я вкладываю частичку своей души. Некоторые художники не любят дарить картины, принимать заказы. А я, наоборот, искренне радуюсь, когда мои работы кому-то нравятся, приносят удовольствие. Прошлым летом мне приснился сон, где я увидела образы картин, которые позже написала. На первой изображена Богородица, парящая на облаке над лесом и озером. На второй — лик Иисуса в небе. Работая над этими картинами, я знала, что пишу их не для себя. Когда написала Божью Матерь, мы показали ее священнику Владимирской церкви. Он повез работу на конкурс воскресных школ в Иверский монастырь. Картина понравилась его настоятелю, и он попросил меня оставить ее в монастыре. Вторая работа несколько месяцев была у меня, но бабушка настояла, чтобы ее тоже показали священнику. Так мой Иисус остался в церкви Владимирской иконы Божьей Матери. Он находится в воскресной школе, где им любуются дети.

Талантом и трудолюбием художницы восхищаются также друзья девушки и ее учительница, которая уже четыре года преподает Ане рисование.

— Во время нашей первой встречи Аня сразу сказала: «Я хочу стать художницей!», и с тех пор делает все, чтобы добиться своей цели, — говорит Людмила Юрьевна. — Она очень тонко чувствует цвет, подбирает оттенки, изображает тень, отражение в воде. Это удается даже не всем взрослым художникам. Аня не боится осваивать новые техники, пробовать то, что еще не умеет. И хотя ей часто приходится тяжело, я ни разу не слышала, чтобы она жаловалась на судьбу. Наоборот, в ее работах не бывает темных тонов. Все картины яркие, насыщенные, светлые, как и сама Аня. Возможно, из-за этой особенности к ней тянутся люди. Вы даже не представляете, сколько у нее друзей, с которыми девушка регулярно созванивается или принимает их у себя. Это подружки из института, художественной школы, учителя, врачи, знакомые.

— Если честно, в моей жизни был период, когда я очень комплексовала из-за своей болезни, боялась будущего, не хотела обременять родителей, — признается Аня. — Почувствовав мое состояние, мама принесла домой книги по психологии, которые мне очень помогли. Изучив их, поняла одну важную вещь: я не в силах исправить то, что мне дано природой, но могу изменить свое отношение к этому. У меня замечательные родители, родственники, друзья, педагоги. Есть любимое дело. Разве этого мало? Я верю, что скоро врачи найдут способы лечения миопатии (спинально-мышечная атрофия), ведь наука не стоит на месте. И тогда я буду абсолютно счастливой. Уже и сегодня есть лечение, которое мне немного помогает.

Сейчас по интернету я общаюсь с 28-летней девушкой из России, у которой такой же диагноз, как и у меня. У девушки искривлен позвоночник, ее не слушаются ноги и быстро устают мышцы. При этом она отлично выглядит, часто улыбается. Недавно эта девушка вышла замуж, родила здоровую дочь и работает... моделью, демонстрируя одежду для людей, передвигающихся на инвалидных колясках. Когда общаюсь с ней, у меня появляются силы и хочется успевать делать все. В этом году я планирую поступить на факультет иностранных языков. Думаю, это будет несложно. Например, английский я знаю хорошо и даже преподаю его детям. Трижды в неделю ко мне приходят двое учеников: 6-летний мальчик и 5-летняя девочка, с которыми я занимаюсь. Наши уроки проходят в игровой форме: дети отгадывают английские слова, учат смешные стишки, которые тренируют память, увеличивают словарный запас. Им это нравится.

— Ты сейчас проходишь лечение?

— Да. Если раньше миопатии считались неизлечимыми, то сейчас есть методики, благодаря которым можно улучшить состояние больного, уменьшить симптомы. Например, мне помогают так называемые метамерные инъекции, автор которых — доктор Владимир Берсенев. Дважды в год вместе с родителями я приезжаю к нему в Киев в Институт проблем боли, где прохожу курс процедур. Тогда мне становится легче, удается выше поднимать руку, дольше сидеть, не так болит спина.

— Спинальная амиотрофия — это наследственное заболевание, — объясняет руководитель Института проблем боли Владимир Берсенев. — Когда формировался плод, на генном уровне произошли нарушения. Сейчас наша задача — определить, какой участок нервной системы поражен больше всего и «расшевелить» его. Для этого в рефлекторные зоны больного мы вводим микродозы биологически активных препаратов, которые помогают восстановить нервную систему. Со временем у пациента получается делать то, что не удавалось раньше.

— Кому еще подходит такое лечение? — интересуюсь у доктора.

— Людям, страдающим нарушениями опорно-двигательного аппарата (артрит, артроз, остеохондроз), а также детям с неврологической недостаточностью (детский церебральный паралич, миопатия). Чем раньше пациент обращается, тем больше участков удается «расшевелить», а значит, добиться лучшего результата. Но из практики могу сказать, что этот метод помогает практически всем. Например, Аня Литвинова обратилась к нам уже в том возрасте, когда болезнь была в запущенном состоянии. Но поскольку пациентка выполняла все наши рекомендации и в клинике, и дома, у нее есть прогресс, уменьшились боли. Я очень рад за эту талантливую девушку. У нее есть стимул — полноценно заниматься рисованием. Обычно такие люди добиваются результатов.

— Недавно у меня появился собственный сайт annalitvinova.net, на котором я выкладываю свои работы, — говорит Аня. — Признаться, даже не ожидала, что после этого мне начнут звонить незнакомые люди и делать заказы. Сейчас я заканчиваю одну из таких работ — это павлин, написанный маслом в пастельных тонах. Очень приятно, что каждый, кто приходит ко мне в гости и замечает картину, высказывает свое восхищение. По своему опыту знаю: если чего-то очень хотеть, все обязательно сбудется. И когда мне становится трудно рисовать, я напоминаю себе: «Если сдамся, легче не станет». Тогда появляются силы.
4689

Комментировать: