Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... 0
днем -5 ... -3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«В Антарктиде побывала даже английская принцесса!»

Воскресенье, 15 февраля 2015, 16:16

Наталья Харченко

Слово, 12.02.2015

Путешественник Жан-Батист Шарко когда-то говорил, что Антарктика обладает могущественным и всепоглощающим обаянием, и те немногие, кто хоть раз побывал здесь, возвращаются назад измененными: этот загадочный и прекрасный континент полностью меняет человека, его восприятие мира.
А магия этой необычной земли всегда привлекает исследователей, стремящихся разгадать ее тайны.
Есть на шестом континенте планеты и небольшой «островок» украинской земли. Это научная станция «Академик Вернадский», где круглогодично работают украинские ученые–полярники. Здесь течет размеренная и обычная жизнь необычных людей, связавших свою судьбу с изучением Антарктиды. О быте, работе во время таких экспедиций и простых мечтах украинских полярников наша беседа с одним из них – одесситом Александром Зуласом.

— Александр, вы один из самых молодых одесских полярников, но уже дважды отправлялись в экспедицию в Антарктику. Расскажите, как вы стали участником таких экспедиций, и что для вас Антарктида?

— Думаю, для каждого, кто хоть раз побывал в Антарктиде, она становится частью жизни, тем уголком на Земле, куда всегда хочется вернуться. Возможно, мне просто повезло, что сбылась моя давняя мечта, и несколько лет назад обычный выпускник Одесского гидрометеорологического института, по специальности «полярная метеорология», я попал по распределению в Одесский гидрометеорологический центр. Позже, пройдя специальный отбор, стал участником 13-й украинской научной антарктической экспедиции. А потом снова вернулся на станцию «Академик Вернадский» в составе 17-й экспедиции. На этот раз было желание попробовать себя в качестве полярного океанолога, изучать состояние дна Южного океана и шельфа, наблюдать за развитием водной флоры и фауны. Участие в экспедиции принимали 12 украинских полярников. Каждый из нас прошел профессиональный конкурсный отбор и имел свою индивидуальную программу по работе на станции в соответствии со своим родом деятельности.
Кстати, профессиональные качества — далеко не единственный критерий отбора команды. С нами работали психологи, подбирая кандидатов по психологической совместимости. Ведь участникам экспедиции предстояло целый год прожить фактически в замкнутом пространстве, поэтому психологическая совместимость членов команды — тоже важный критерий. Участники экспедиции прошли занятия в специальном тренинговом центре, где с нами работали самые разные специалисты. Кстати, условия тренингового центра очень близки к условиям жизни на станции. Таким образом и была сформирована полноценная команда.

— Как участники экспедиции добирались до полярной станции?

— Трансатлантический перелет до Буэнос-Айреса, дальше переезд в самый южный порт Аргентины — небольшой городок Ушуайя, расположенный на архипелаге Огненная Земля. Он считается самым южным городом планеты. Здесь, как правило, завершаются приготовления, докупается все нужное в магазинах. И уже потом на арендованном судне команду доставляют через пролив Дрейка к Антарктическому полуострову. Конечно проход пролива Дрейка — не самое приятное начало любого путешествия (улыбается), так как здесь всегда сильные шторма, и волнения обычно достигают 7-8 баллов. Очень уж этот пролив нестабильный в любую погоду.

— Какие научные исследования ведут на станции «Академик Вернадский» украинские ученые?

— Надо сказать, что со времен распада СССР долгие годы Украина не имела своей полярной станции. В феврале 1996 года англичане за символическую плату в 1 фунт стерлингов передали Украине станцию «Фарадей», которая теперь называется «Академик Вернадский».
Здесь мы ведем исследования, определённые Меморандумом о передаче станции «Фарадей» Украине (кстати, у нас на сегодняшний день уникальный, самый длинный ряд непрерывных метеорологических наблюдений в районе Антарктического полуострова). Развиваются и новые направления работы. Украинцы значительно расширили спектр научных изысканий: теперь здесь ведутся геологические, озонометрические, океанографические, метеорологические, биологические, медико-физиологические и другие исследования, проводятся сейсмологические наблюдения, исследования содержания радона в скальном грунте. Мы выполняем еще и большой объем технической работы. Один из пунктов которой — всегда поддерживать станцию в рабочем состоянии.

— Насколько сложно человеку, оказавшемуся в условиях полярного холода, привыкнуть к такой резкой смене климата?

— Я, например, акклиматизацию во второй экспедиции даже не почувствовал. Наоборот, было ощущение, будто и не уезжал со станции с первой зимовки (улыбается). Вообще всегда сложнее акклиматизироваться, возвращаясь в Одессу. Поначалу дома всегда засыпаешь в 6 утра из-за разницы во времени. Сложно привыкнуть к городскому ритму жизни. Ведь в Антарктиде, наоборот, — привыкаешь к уединению, более размеренной, спокойной жизни. Часто на станции строишь планы о том, что будешь делать по возвращении. Но когда возвращаешься, жизнь всегда идет по совершенно другому сценарию, и времени катастрофически не хватает.

— Наверное, психологически было тяжело пережить период, когда в Антарктиде наступила «полярная ночь» и солнце месяцами не выходило из-за горизонта…

— Наша станция находится на расстоянии около 300 км от Южного полярного круга, в этих широтах еще нет четкого деления: полгода — день, полгода — ночь. У нас полярная ночь длилась около 3-4 месяцев, примерно столько же длился и так называемый «полярный день», когда солнце находилось над горизонтом круглосуточно.
Конечно, «полярная ночь» — очень интересный период в Антарктиде. В это время здесь наступают сумерки, идут сильные снегопады, постепенно замерзает акватория, арктические птицы улетают в теплые края. Пингвинов тоже не встретишь, разве что заблудившихся. Вообще, возле нашей станции обитает три вида пингвинов: «адели», «дженту» и «чинстрапы», но все они не зимуют в этих широтах. Императорские и королевские пингвины обитают южнее, на материке. Но иногда зимой они отбиваются от стай, и заблудившихся птиц можно встретить неподалеку от станции.

— Скажите, а лето в Антарктиде бывает?

— Так как это южное полушарие, то лето длится с декабря по март. Правда температура в районе нашей полярной станции летом не поднимается выше 10 градусов. Из флоры здесь есть только мхи, лишайники и трава с крохотными цветами. Полярники шутя называют ее «десантской» — настолько непривычна она для сурового местного климата.
Это совершенно другой климатический пояс. Тут живешь в условиях в корне отличающихся от нашей привычной жизни. Представьте, что практически каждое утро за окном вы видите один и тот же черно-белый пейзаж: в зимние месяцы всё в белых тонах, а летом — в темных, потому как тает снег и открываются скалы. Фактически целый год не видишь красок… Но зато, возвращаясь с зимовки, цвета вокруг кажутся более яркими. Острее ощущаешь даже звуки.
Наша полярная станция находится на самом большом среди Аргентинских островов — острове Галиндез, расположенном в восьми километрах от материка. Каждый остров необычен по-своему. К примеру, недалеко от нас расположен остров Грин. Он полностью покрыт мхами и занесён в перечень объектов мирового наследия. Высаживаться сюда ученые могут лишь раз в пять лет.
Кстати, жизнь в Антарктиде вообще очень строго регламентирована, очень много разных ограничений для защиты окружающей среды. Например, здесь запрещено мусорить. Категорически запрещен ввоз оружия на континент, вывоз любых природных сокровищ Антарктиды, в том числе чучел животных и птиц, их яиц, шкур. Согласно заключённому в 1991 году Мадридскому протоколу, человеку запрещается даже подходить к пингвинам ближе чем на расстояние пяти метров.

— Но вам, наверное, часто приходилось наблюдать за ними?

— Пингвины — очень гордые птицы. Любопытные, но очень пугливые. Всегда интересно за ними наблюдать. Чтобы птицы привыкли — нужно время: подойдешь к ним, сядешь неподалеку, они с осторожностью начнут тебя изучать, а позже воспринимают уже как «своего». Особенно, если оденешься в черное (улыбается). Вот только они агрессивны, когда растят потомство, и больно кусаются. Эти птицы моногамны, пары создают на всю жизнь, всегда по очереди высиживают потомство, и часто не отходят от гнезд по нескольку дней, пока второй родитель отправляется на поиски рыбы.

— На полярной станции отмечают новогодние праздники как-то по-особенному?

— Наверное, как и везде. Есть у нас искусственная елка — такое себе «переходящее знамя» полярной станции (смеется). Наряжаем ее игрушками, готовим большой праздничный ужин, потому что 31 декабря у нас всегда много гостей. В это время в южном полушарии лето, а в Антарктиде — разгар туристического сезона. Кстати, ежегодно Антарктику посещают не менее 50 тысяч туристов. И это несмотря на то, что стоимость тура из Аргентины в Антарктиду составляет около 20 тысяч долларов с человека… Заходят сюда как частные яхты, так и комфортабельные лайнеры, специализирующиеся на полярном туризме.
Вообще, яхтенный туризм здесь очень развит. Это яхты ледового класса, предназначенные для экспедиций в полярных широтах и приспособленные для хождения в штормовом океане и через дробленый лед. Чаще всего капитан такого судна и есть его владелец. Конечно, путешествие на яхте менее комфортно, чем на большом туристическом лайнере, но зато оно дешевле и часто интереснее.
Наша станция «Академик Вернадский» для туристов — настоящая достопримечательность. Ведь она работает круглогодично, а не сезонно. Мы всегда проводим экскурсии для наших гостей. Вообще все говорят, что здесь работают очень гостеприимные, культурные и образованные люди. Недопонимания с туристами у нас никогда не возникает.

— О чем мечтают полярники, находясь так далеко от дома?

— Скучаем по дому, по родным и близким. Мечтаем и о каких-то банальных мелочах, которые здесь можно просто купить в магазине. Конечно, тяжело целый год находиться вдали от цивилизации. На соседней с нами американской станции, например, зимовка длится около шести месяцев. Психологически это намного легче, хотя полярная станция для каждого из нас тоже становится домом. Каждую субботу на полярной станции устраивается праздничный ужин, вся команда собирается за столом в галстуках и костюмах. Накануне приходит личная почта, у всех есть какие-то новости, что-то обсуждаем. Смотрим хорошие фильмы, играем в бильярд.

— Продукты для зимовки, наверное, заготавливаете заранее?

— В последние годы большинство продуктов — крупы, консервы — закупаются для зимовки в Польше. И это хорошо, потому что аргентинская гречка, например, совершенно другая и не каждому придётся по вкусу. Скоропортящиеся фрукты и овощи тоже закупаются заранее и хранятся замороженными. Стараемся, конечно, распределить «витамины» на целый год. Сами солим капусту, консервируем чеснок. У полярников даже есть специальный день, когда все дружно шинкуют капусту. Утрамбовывает ее в бочках лично начальник станции! Есть у нас и «пельменный день», когда заготавливаем пельмени, «вареничные» и «чесночные» дни… Вообще, много таких дней. Ведь мы должны подготовиться к зиме основательно.
Кухня у нас, в основном, домашняя, за разнообразие в меню отвечает штатный повар. Конечно, в туристический сезон всегда стараемся приготовить что-нибудь вкусненькое для гостей.
Пару лет назад, например, на станцию приезжал Бил Гейтс. И наши полярники угощали гостя традиционным украинским борщом. Ему борщ очень понравился!

— А знаменитости — частые гости на полярной станции «Академик Вернадский»?

— В 2007 году нашу станцию посетила даже дочь английской королевы Елизаветы II принцесса Анна. Визит имел статус неофициального. Принцесса приехала сюда вместе с супругом — адмиралом Тимоти Лоренсом, в сопровождении других высоких гостей. Каждая минута ее визита была расписана до мелочей, встреча была очень теплой. Планировалось, что визит займет около часа, но в итоге принцесса была на украинской станции более 1,5 часов. Начальник полярной станции провел для гостей экскурсию, а повар приготовил праздничный торт, поверх которого было написано название станции и указаны ее географические координаты. Пили чай с лимоном.
Выяснилось, что ее королевское Высочество курирует одну из научных программ по охране памятников истории Антарктиды. Принцесса Анна осталась довольна уровнем научных исследований на станции «Академик Вернадский».
Вообще, в туристический сезон сюда приезжают многие известные люди. Или же люди очень богатые, которые так же как мы решили осуществить свою давнюю мечту и увидеть этот прекрасный континент.
На станции «Академик Вернадский» побывала внучка легендарного полярного путешественника Эрнеста Шеклтона, участник знаменитого погружения в Марианскую впадину на батискафе «Триест» Дон Уолш, знаменитый ученый-зоолог Николай Дроздов, путешественник Виктор Боярский, участвовавший в знаменитой экспедиции на собачьих упряжках и лыжах через Гренландию и в международной экспедиции «Трансантарктика». Часто приезжают киноактеры. Для гостей здесь устраиваются творческие вечера, и общение всегда очень интересное. А недавно на станции были артисты цирка Дюсалей и даже устроили небольшое представление.
Туристы, конечно, в основном иностранные. Если в целом за сезон станцию посещает около 3-4 тысяч туристов, то из них, как правило, лишь 5-6 украинцев. Но все же, гостей из Украины у нас всегда много — наши ребята работают на кораблях и обслуживают туристов. Почти на каждом таком судне можно увидеть одессита! Поэтому, когда возвращаешься в Одессу, всегда встречаешь тех, с кем успел познакомиться во время туристического сезона на полярной станции.

— Уже строите планы на следующие экспедиции в Антарктиду?

— Несколько недель назад меня утвердили в состав следующей, юбилейной, 20-й Антарктической экспедиции, подготовка и отбор к которой начались еще в июле прошлого года. Мы прошли конкурсный, профессиональный, медицинский отбор. Также пришлось повысить навыки в озонометрии в связи с тем, что теперь за группой гидрометеорологии закрепили и измерение озонового слоя. В связи с сокращением финансирования приходится экономить и отправлять меньше людей, готовых взять на себя больше исследований.
Так получилось, что в этот раз я буду единственным одесситом в составе экспедиции. Это немного портит статистику, так как обычно одесских полярников в экспедициях было не менее трех человек, а в некоторых зимовках принимали участие 5-6 одесских полярников. Отъезд запланирован на конец марта — как раз перед началом ухудшения погоды и обильным выпадением осадков.
6937

Комментировать: