Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... -4
вечером -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Александр Мардань о современной драматургии и театральной критике

Суббота, 11 сентября 2010, 12:06

Вита Маркина

Одесский вестник, 07.09.2010

Международный театральный фестиваль «Встречи в Одессе», проводимый ежегодно на базе Одесского академического русского драматического театра, собирает профессиональные коллективы из Украины и стран ближнего и дальнего зарубежья. Международный авторитет Одесского театрального фестиваля в мае 2009 года был подтвержден Золотой медалью и Дипломом с формулировкой «За консолидацию русских театров зарубежья» на продюсерском конкурсе Международного фестиваля «Дягилевские сезоны: Пермь–Петербург–Париж».

В этом году, традиционно с 5 по 10 сентября, проходит юбилейный V Международный театральный фестиваль «Встречи в Одессе», посвященный в этот раз 150-летию со дня рождения Антона Павловича Чехова. По мнению организаторов, театральный фестиваль все больше и больше обретает свое собственное лицо и неповторимую ауру. Не зря истинные патриоты нашего города говорят так «Одесса — не первый город в мире, но и не второй!». Его устроители выбрали эту фразу своим девизом и стараются сделать все, чтобы Одесса действительно стала самым любимым фестивальным городом для всех театров, побывавших здесь. Сегодня мы беседуем с одним из сопредcедателей оргкомитета театрального фестиваля «Встречи в Одессе» драматургом, членом Союза писателей Украины, лауреатом премии имени Н.В. Гоголя Александром Марданем о современной драматургии, театральной критике и, конечно же, о юбилейном фестивале.

Александр Мардань родился в 1956 году во Владивостоке и уже в год и три месяца вместе с родителями переезжает в Одессу, где в 1973 году оканчивает одесскую математическую школу № 116, затем — Одесский институт инженеров морского флота. Первый киносценарий Александр Евгеньевич написал в 1982 году, затем по его сценариям было снято много документальных фильмов на студии «Укртелефильм». В 2003 году им написана первая пьеса «Лист ожиданий», которая в 2004 году была поставлена заслуженным деятелем искусств России, народным артистом России профессором кафедры режиссуры РАТИ (ГИТИС) лауреатом Премии города Москвы в области культуры и искусства Иосифом Райхельгаузом. Cегодня спектакли по пьесам Александра Марданя с успехом идут не только в Украине, но и России, Молдове, Казахстане, Румынии, Болгарии, Израиле и других странах. С февраля 2010 года Александр Мардань является куратором в Украине от Висбаденского фестиваля «Новые пьесы из Европы» — это самый крупный фестиваль современной драматургии на континенте.

- Александр Евгеньевич, вы — инженер по образованию, что привело вас в драматургию, кто учил вас этому?

- Наверное, это увлечение. Простите за пафос, но многих писателей и драматургов этому никто и нигде не учил. К сожалению, у меня нет гуманитарного образования. Иногда я шучу и говорю, что я закончил тот же гуманитарный вуз, что и Жванецкий, Ильченко и многие-многие другие.

Первый киносценарий я написал, наверное, в 1980 году, мне было 24 года, через пару лет после окончания института. У меня было большое желание писать сценарии художественных фильмов, но практически ничего поставлено тогда не было, а вот через какое-то время я начал писать сценарии к документальным фильмам и начал сотрудничать с «Укртелефильмом».

В 2003 году я написал первую театральную пьесу «Лист ожиданий», постановка которой практически одновременно вышла в Одессе и Липецке, потом еще в 10 городах, последняя премьера, по-моему, была в Николаеве год назад.

- Спектакль «Лист ожиданий», впрочем, как и другие ваши пьесы, идут во многих театрах. Какая режиссерская трактовка вам наиболее близка, кто из режиссеров сумел передать ваш замысел?

- Я не могу сказать, какая ближе, поскольку разные трактовки. У меня на сегодняшний день около 90 спектаклей по моим пьесам в 12 странах и 54 городах. Например, в Киеве идет 8 спектаклей. Есть постановки, которые нравятся зрителям, есть такие, что — нет. Большинство спектаклей по своим пьесам, к сожалению, я не видел. Нет возможности летать в тот же в Уссурийск, Пермь или Усть-Каменогорск. Можно лишь сказать, что есть успешные спектакли. Это постановка «Очередь» Дмитрия Богомазова в Академическом театре драмы и комедии на Белом берегу. Успешный, на мой взгляд, спектакль «Неприличное название», который идет в Одессе, а в Театре на Подоле он называется «Антракт». Также мне нравится одесский спектакль «Девочки» — очень хороший спектакль в постановке Алексея Литвина. Я не отношусь к драматургам, которые, глядя на постановку, начинают говорить: «Ужас! Ужас! Ужас!» и что-то там подобное... Режиссер видит спектакль по-своему, автор — по-своему. Самое главное, чтобы режиссер ставил про то, что написал автор, тогда спектакль, как правило, получается.

- Режиссеры приглашают авторов пьес к созданию спектакля и на репетиции?

- Честно говоря, режиссеры не любят живых авторов, потому что, когда режиссер берется, например, за Чехова или Шекспира, он руководствуется принципом: что хочу, то и ворочу. А живой автор, при всей своей толерантности и терпимости, имеет право снять спектакль, если заметит сильное расхождение с текстом и замыслом. В этом случае автор может сказать: «Спасибо, вы потратили время и деньги, но спектакль не пойдет». Поэтому режиссеры и не любят живых авторов. Хотя сегодня редко случается, когда автор закрывает спектакль. У меня такого никогда не было. Ну и остальные авторы этим не очень-то злоупотребляют, потому что понимают: закроют один спектакль, второй, а потом что? Перестанут брать их пьесы. Поэтому драматурги редко прибегают к такой крайней мере. Что же делать? Самое лучшее — если автор попал на премьеру, то после спектакля начинает высказывать все, что он думает по поводу постановки, и это происходит при актерах. Поэтому режиссеры этого не любят, потому что для актеров режиссер — царь и бог, а тут кто-то приходит и начинает высказывать свое мнение. Легче поставить Чехова, Шекспира, они не придут, они ничего не скажут.

Да и вообще, автор пьесы режиссеру на самом деле не нужен. Понимаете, есть такое негласное правило: если ты выбрал пьесу, значит, — ты признал, что она хорошая. И потом, если спектакль «запоролся», значит, — виноват режиссер. Кроме этого, есть и другие составляющие: актеры, осветители, настроение, погода и т.д. Но самое главное для меня, с каким человек чувством вышел из театра, стал ли он лучше. Драматический театр — это искусство, которое заставляет думать. Начав думать, человек редко остается собой доволен. Поэтому зрители драматического театра — это 2-3 процента населения города. Однако в последнее время театры максимально стараются, как бы мягко сказать, — лечь под зрителя. Поэтому мы все больше видим комедий, чего-то легенького. Понятно, что человек хочет отдохнуть, расслабиться, но для этого существуют варьете, мюзиклы, цирк в конце концов, хотя цирк тоже многому учит: смелости, отваге, настойчивости и много чему. Театр — институт, ставящий перед собой цель заставить человека подумать и на что-то взглянуть под другим углом.

Поэтому для меня драматический театр — некий механизм и некий институт, призванный сделать человека чуть лучше. Наверное, театр — это светская религия. Иногда спрашивают, кто для меня является эталоном в драматургии. Я говорю, что нет у меня никакого эталона. Потому что если бы существовал эталон, то художник в лучшем случае был бы ремесленником или рабочим на конвейере. Искусство — это другое, здесь нет меры весов, нет эталонов. Возьмем, к примеру спорт — если вы бежите дистанцию за 9 секунд, а я — за 13, то я не буду вас учить и говорить, что вы не умеете бегать, у вас шаг неправильный или обувь не та. Или другой пример — мы с вами смотрим на одну и ту же картину, и я говорю: «Гениально», а вы говорите, что бездарно. И что самое интересно — мы оба правы. — Ваши пьесы оцениваются по-разному: кто восторгается, а кто-то кричит, что надо запретить постановку таких пьес...

- А почему на меня должны все реагировать одинаково. Если перефразировать Маяковского: «Я не стодолларовая купюра, чтобы всем нравиться». Когда я делал первые шаги в театральном творчестве, конечно, сомневался: имею ли право заниматься этим и нужно ли этим заниматься. Но когда мне звонят из румынского города Рымчи и говорят, что хотят ставить пьесу «Американская рулетка», или — из Болгарии, где моя пьеса «Дочки-матери» идет на болгарском языке, или приходит письмо из города, о существовании которого я даже не подозревал, и там идет моя пьеса, то я понимаю, что эти пьесы кому-то нужны. Но «кому-то» это не значит всем.

В Одессе вышел «Лист ожиданий» шесть лет назад — в июле 2004 года, а последний раз его сыграли в июле 2010 года. Седьмой год живет этот спектакль... или спектакль «Девочки», который вышел в 2006 году. Тогда после премьеры на одном из сайтов появилась анонимная заметка, мол, это спектакль — однодневка. А ведь по этой «пьесе-однодневке» поставили 22 спектакля в разных городах, а режиссер Александр Хван снял фильм, где в главной роли Лариса Удовиченко, продюсер — Мира Тодоровская. Получилось серьезное кино. Эта пьеса уже переведена на семь европейских языков.

Когда ругают неконструктивно, говоря «это ужасно», я этого не понимаю. Критикуйте, но не ругайте, не путайте площадную брань и критику. Не путайте свое озлобление с критикой. У нашего земляка Юрия Олеши есть замечательный роман «Зависть», и в этом романе есть замечательные строчки «страшна изжога зависти». Я считаю, что театральная критика — это некая театральная прокуратура, и она должна существовать, и человек не должен болезненно относиться к критике. Ну покритиковали, ну сделали замечание. Ну и что?! А почему ты думаешь, что ты эталон или твой спектакль или твой роман — эталон. Все хотят быть единственными, мало кто хочет быть лучшим. Надо с самим собой бороться и выдавливать из себя не только раба, но и завистника, выдавливать злость. Каждый должен прислушиваться к критике. Если тебе интересно — прислушайся; если ты видишь, что критика неконструктивна, что она на озлоблении, на зависти, на какой-то псевдоконкуренции, ну не обращай ты на это внимания. Если критика заставила тебя в чем-то усомниться, то она добилась своей цели. Только человек сомневающийся, в первую очередь, в себе, способен добиться чего-то в искусстве.

- Как, по-вашему, на какой стадии развития находится современная драматургия, и вообще существует ли она сейчас?

- Если поставлены по моим пьесам 90 спектаклей за последние шесть лет, то наверное современная драматургия существует. За этими 90 спектаклями десятки тысяч людей, которые на них ходили, от Москвы до Уссурийска и от Перми до Иерусалима. Конечно же, есть современная драматургия. Кроме того, она всегда существовала. А Шекспир, что — классиком родился? А Чехов? Так что современная драматургия всегда существовала.

- Что можно, а чего нельзя показывать со сцены?

- Безусловно, есть цензура и в первую очередь внутренняя самоцензура. Как таковой цензуры у нас не существует. На мой взгляд, можно показать все, но надо делать это красиво, не обнажая кого-то, не имитируя половые акты на сцене, не совершать их прямо на сцене, можно все прекрасно сыграть, не употребляя ненормативную лексику. Я считаю, что театр — это храм, что в переводе с древнееврейского — «запрет». И ранее вход в храм был разрешен только священникам. Это уже потом стали пускать всех, но оставили под запретом алтарь. Я считаю, что если мы говорим, что театр — это храм, то и здесь должны существовать какие-то запреты, в том числе и на ненормативную лексику. Некоторые, оправдывая подобные слова, говорят — это же жизнь, без мата многие уже не могут и высказать свою мысль. Но вы ведь идете в церковь и там не ругаетесь матом. Так и в театре. Опять же, это мое субъективное мнение. Мне кажется, что у театра безграничные возможности. Я не понимаю, когда известный режиссер Жолдак, ставя «Ромео и Джульетту», в первом акте всех актеров обнажает, независимо от фигур и всего остального, а во втором ему этого кажется мало и он всех садит на унитазы — я этого не понимаю и не принимаю. Это скорее желание эпатировать публику и вызвать у зрителя шок. Но такие шоу не должны быть в театре.

- В этом году вы получили премию имени Гоголя. До сих пор многие спорят: Гоголь — украинский или русский писатель? А вы себя как позиционируете?

- Я вам так скажу: я считаю себя украинским писателем, пишущим на русском языке.

- Сейчас в Одессе проходит V Международный фестиваль «Встречи в Одессе». Что вы подготовили для зрителей по случаю первого юбилея?

- Этот фестиваль прожил пять лет, и дай Бог, будет жить и больше. Он имеет успех не только у зрителей, но и профессионалов. В этом году можно будет увидеть 16 спектаклей за пять дней. Каждый день идут по три спектакля в 12, 16 и 19 часов. В этом году артисты выходят на четырех сценах. Основная — Одесский академический русский драматический театр, а также — Еврейский культурный центр Beit Grand, Болгарский культурный центр и Украинский музыкально-драматический театр имени В. Василько.

В этом году приехали восемь столичных театров. Государственный ордена Дружбы народов русский драматический театр им. К. Станиславского (Ереван, Армения) покажет «Лунное чудовище» Р. Калиноски, Тбилисский государственный академический русский театр им. А. Грибоедова (Грузия) — «Гетто» Д. Собул, Русский драматический театр Литвы (Вильнюс, Литва) — «Сволочная любовь» М. Мацявичюса по повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом», Центр драматургии и режиссуры под руководством Алексея Казанцева и Михаила Рощина (Москва, Россия) — «Да я хочу да» (сцены из романа Джеймса Джойса «Улисс»), Театр Драхенг Ассе (Вена, Австрия) — «Одесса» Р. Штейметца и У. Брее, Русский театр Эстонии (Таллинн, Эстония) — «Счастливых будней!» Яан Тятте, Киевский театр «Вільна сцена» (Киев, Украина) — «Крысолов» Т. Грина и Государственный молодежный драматический театр «С улицы роз» — «Падам... падам...» (сага об Эдит Пиаф) И. Гриншпуна.

Кроме того, интересные спектакли привезли театры из Перми, Якутска, Херсона, и мне приятно отметить, что херсонцы показали спектакль по моей пьесе «Американская рулетка».

Весь день участников фестиваля расписан буквально поминутно. В 10 часов — обсуждение увиденных накануне спектаклей, в 12 часов — первый спектакль, а последний завершится в 10 часов вечера. В Литературном музее известный критик и арт-директор Центра Мейерхольда в Москве Павел Руднев проводит семинары с завлитами театров.

Важно, что на каждом фестивале все малые площадки — бесплатны для входа зрителей. Главная концепция фестиваля — чтобы одесситы неделю «подышали» театральным воздухом. Главная задача организаторов — дать возможность одесскому зрителю посмотреть как можно больше интересных спектаклей.
2657

Комментировать: