Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +8
вечером +6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Актер, который пришел с холода

Воскресенье, 5 апреля 2015, 12:38

Денис Горелов

Комсомольская правда, 23.03.201515

Народному артисту СССР Георгию Жженову исполнилось бы 100 лет.

Жженов сидел. Вообще-то Сталин любил кино и артистов предпочитал не дергать — но Жженов годами недотянул до неприкасаемости. Успел только мелькнуть в «Чапаеве» ординарцем Фурманова — докладывал, как «ребята Жихарева на деревне барахолят». И дежурным по станции в картине «Комсомольск». Там его и прибрали. Потом еще раз.

Вернулся в середине 50-х. В кадре был хмур, на движения скуп, держался замкнуто, на вопросы отвечать не торопился: наспрашивались уже. Их в советском кино двое таких было, оттудашних, — он да Петр Вельяминов. Ветераны сибирских руд.

Артист — редко когда перевоплощение. Артист — это зашифрованная в глазах, повадке, манере двигаться биография, и Жженов у ровесников выигрывал, потому что за ним было много всякого. Потому главной, титульной его ролью был Тульев в «Ошибке резидента». Человек, попавший под каток исторического процесса, переживший гору несправедливостей и выкинутый на той стороне, возвращенец, горемыка, покаянный блудный сын. Вины своей перед первой и второй эмиграцией отчизна признавать не любила, исповедями да откровенностями с экрана не сыпала, выпавшие на их век беды следовало сыграть: сутулостью, хватом сигареты, прищуром вдаль. И артисту, и герою было по сто лет задолго до календарного юбилея.

Он раньше срока стал стариком и хорошо себя в этом качестве чувствовал: уверенно, с полувзгляда распечатывая собеседника и представляя, на что тот годится. Гиперэмоциональность была ему чужда. На месте он был у Митты в «Экипаже» и у Карасика в «Человеке, которого я люблю» в роли отца: и в наставники не лез, и разгуляться не давал. И вот что странно: он же 1915 года, ровесник Андреева, Кадочникова и Алейникова. Те состоялись в сталинские годы и потому кажутся аксакалами, доисторическими ящерами. Жженов же рядом жил, героев играл немолодых, но крепких, и по всем параметрам ему б выходило сейчас лет восемьдесят. А ему полный век — хоть и посмертный. Век чести, век славы, век доблести и геройства.

Отчество у него хорошее было — Степаныч. А то — Жженов да Жженов. Как на перекличке.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Родился Георгий Степанович Жженов еще в Петрограде в 1915-м, обучился сложному искусству акробата, стал цирковым артистом. Там его и заметили киношники, позвав на роль в фильм «Ошибка героя». В 1938-м его арестовали по обвинению в шпионаже — кто-то из съемочной группы фильма «Комсомольск» донес, что в поезде Жженов познакомился с американским дипломатом. Дали пять лет и отправили на Колыму. Освободился Жженов перед самым концом войны в марте 1945-го. Но гулял на свободе недолго. В 1949 году его арестовали снова и сослали в Норильлаг. Правда, там актера решили «использовать по специальности», и Георгий Жженов работал в Норильском Заполярном театре драмы.

Реабилитировали Жженова только в 1955 году. Георгий Степанович успел сняться в сотне фильмов. Самые известные: «Берегись автомобиля», «Экипаж» и тетралогия о шпионе Михаиле Тульеве («Ошибка резидента», «Судьба резидента», «Возвращение резидента», «Конец операции «Резидент»).

Умер он 8 декабря 2005 года от рака легких, прожив 90 лет.
7312

Комментировать: