Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -3 ... +1
днем 0 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

А вы всё Гарри Поттер, Гарри Поттер! полноте!

Вторник, 15 декабря 2015, 09:26

Александр Бирштейн

Отражения, 21.11.2015

Я уже довольно много времени размышляю над популярностью Гарри Поттера. Ну, прямо весь мир покорил! Может быть, потому что — волшебник? Действующий. Причем сам колдует. В отличие от наших, вроде Емели и его многочисленных генетических родственников из русских сказок, которые греют бока, каждый на своей печи, да гадают, не подвернется ли щука говорящая или золотая рыбка, а то и Конек-Горбунок… Сами знаете — извечная мечта нашего человека, чтоб все делалось само по себе.

Советская литература тоже подарила нам такого героя — Вольку Костылькова, при котором в роли щуки подвизался вообще иностранец, то ли еврей, то ли мусульманин — Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб. Впрочем, Волька казался нам, в ту пору его ровесникам, посимпатичнее всяческих Емель. И прежде всего потому, что был, как и мы, пионером. А значит, шустрил, везде поспевал и вносил посильную, подростковую лепту в процесс строительства коммунизма.

Итак, пионер Волька Костыльков перед экзаменом пошел искупнуться. И это нормально. Я тоже не упускал такой возможности; все равно через какие-то полчаса должно было решиться — пан или пропал, чего уж тут бояться утонуть? Нырнул Волька раз, нырнул два…

… И вот в тот самый миг, когда у него закончился воздух, и надо было всплывать, его рука вдруг нащупала на дне продолговатый предмет. Волька схватил его, вынырнул у самого берега и смог рассмотреть находку. Это был скользкий, замшелый глиняный сосуд, похожий, если верить рисункам в учебнике, на древнюю амфору. Ее горлышко было наглухо опечатано. С этого все и началось…

Зачем я все это излагаю? Лишь затем, чтобы у вас в памяти всплыла ваша детская книга «Старик Хоттабыч».

Отнестись к сказке Лагина можно двояко. С одной стороны, она была восхитительно волшебной и пропитанной свободной авторской фантазией, хотя в первый раз вышла в суровом 1938 году, когда, сами знаете, шаг вправо, шаг влево одинаково считались побегом. С другой, автор переписывал книгу еще дважды — в 1953 и 1955 годах (она хорошо расходилась), но всякий раз вносил в нее коррективы, отвечающие оценке международного положения страны с точки зрения партии, и, стало быть, подвергающие резкой критике международный империализм во всех его отвратительных проявлениях. И это, конечно, придавало милой сказке достаточно противный привкус. Но тут уж ничего не поделаешь. Ну, а теперь для того, чтобы сохранить объективность оценок, пройдемся, так сказать, по тексту.

О чем думали юные ленинцы в тех случаях, когда им доводилось находить клады? Как поступил пионер Волька? А он явился в Н-ское отделение милиции и вручил дежурному клад из редких старинных золотых вещей, найденный им на дне реки, на очень глубоком месте. Клад был, в свою очередь, передан милицией в Исторический музей…

Грешен, но я на месте Вольки поступил бы как жалкий троцкист. Помнится, мы нашли однажды в руинах соседнего дома несколько ящиков с запалами от гранат, фашистскими орденами, офицерским обмундированием. Возраст: от 6 лет (у меня) до 14-ти у старших. Спросите, понеслись ли мы сдавать это добро в милицию? Сейчас! Разбежались! Такая глупость никому и в голову не могла бы прийти. Ордена очень даже классно плющились на рельсах, под колесами 23-го трамвая, пуговицы от немецких мундиров шли по троечке при игре в ушки, а запалы мы трудолюбиво калечили молотком до тех пор, пока один не взорвался. Слава богу, без последствий. Но и тогда наши всполошившиеся родители не стали все это добро кому-то сдавать, а трудолюбиво утопили от греха подальше в дворовой уборной.

Ну, да ладно. Пошли дальше. Ясное дело, сосуд был вскрыт. А там, внутри, как нам известно из песни В. Высоцкого, оказался джинн. Ничего нового. Однако джинн этот оказался нетипичным. Он решил стать рабом Вольки надолго. А поскольку хозяину предстоял экзамен по географии, Хоттабыч, полагавший себя крупнейшим специалистом именно в этой науке, решил Костылькову пососпешествовать… А тот…

Скажите на милость, что вы сделаете, если у вас появится возможность безнаказанно — повторяю: безнаказанно! — содрать откуда-нибудь материал экзаменационного билета? Будете как книжный Волька отпихивать своего спасителя: «Спасибо, только никаких подсказок мне не надо. Мы — пионеры — принципиально против подсказок. Мы против них организованно боремся…»? Или пожмете руку дающего и спишите все до последней запятой?

Видимо, автор догнал, что перестарался и на ходу передумал фабулу. В результате между ним и Волькой состоялся компромиссный диалог.

— Просто не знаю, что мне с вами делать, Гассан Хоттабыч, — притворно вздохнул Волька. — Ужасно не хочется огорчать вас отказом… Ладно, так и быть!.. География — это тебе не математика и не русский язык. По математике или русскому я бы ни за что не согласился на самую малюсенькую подсказку. Но поскольку география, все-таки, не самый главный предмет…

Вам хочется прослезиться? Не надо. Чуткий автор свел инцидент к изящной шутке. Пользуясь совершенно «достоверной» информацией Хоттабыча, Волька с треском завалил экзамен. Сказка — ложь, да в ней намек, «пионерии урок!» В дальнейшем было не легче.

Парнишка вдоволь от Хоттабыча настрадался. То бороду ему джинн отрастит, то скандал в кафе учинит. Но даже в самые трудные минуты Волька с автором стояли на страже социалистической собственности!

«— Я превращу в пыль все товары, и все столы, и все оборудование этой презренной лавки!

— Ты с ума сошел! — вконец возмутился Волька. — Ведь это государственное добро …»

Ясно? А чего, собственно, вы ждете от мальчика из нормальной советской семьи, где отец задерживается на заседании завкома, мать после занятий в вечернем Институте марксизма-ленинизма, очевидно, заходит за ним на завод… Как там у Галича: «Она выпила Дюрсо, а я перцовую, за советскую семью образцовую…»

Но продолжим. Сказка, позаимствованная товарищем Лагиным у господина Ф. Энсти, и дальше перекраивается на советский лад. Волькиного друга Женьку Богорада Хоттабыч отправляет в Индию. А Индия, как было всем известно в те годы, оставалась рассадником английского империализма и образцом угнетения простого народа! Женю надо было спасать, для чего, ясен пень предстояло в эту Индию слетать. На чем? Не вопрос. На ковре-самолете, конечно! Полет проходил нормально, пока… ковронавты не замерзли. И тут обнаружилось, что друга можно вернуть более простым способом. И вернули. А вот что он запомнил из своей первой поездки за бугор.

«Если бы ты только видел, какие там худющие люди, — крестьяне, рабочие!.. А нищих какая масса! Полные улицы нищих. Они совсем-совсем голые! Тощие, как скелет в нашем биологическом кабинете, только коричневые! Даже смотреть на них невозможно: ужас как обидно! Только почему они не борются? Знаешь, если бы я остался там рабом, я бы обязательно организовал восстание, честное пионерское!.. Как Спартак…»

Одержимый желанием хоть чем-нибудь порадовать Вольку, Хоттабыч дарит ему дворцы, караваны с ценным имуществом, но… Не на того напал!

«Кому нужны друзья за деньги, слава за деньги? Ты меня просто смешишь, Хоттабыч! Какую славу можно приобрести за деньги, а не честным трудом на благо своей родине?»

Не правда ли, в наше время, когда все и вся, в том числе и звания, слава, признание, продается и покупается, приятно читать такое? Вот, что ответствует пионер запутавшемуся в политэкономии джинну: «Человек, который приносит больше пользы для родины, зарабатывает у нас больше, чем тот, который приносит меньше пользы. Конечно, каждый хочет заработать больше, но только честным трудом».

Правда, у Вольки и его друга Жени облом все-таки случился. Решил Хоттабыч, что кольцо, которое купил некий импортный гражданин, не простое, а принадлежавшее, видимо, самому Соломону. Хоттабыч лукавит, утверждая, что с ним, могущественным джинном, «ничего не мог поделать сам Сулейман ибн Дауд». Ведь кто такой этот Сулейман? Да тот же царь Соломон. Шломо бен Давид, иначе говоря. Соломон же, как известно, носил кольцо с надписью «Все пройдет». И кольцо это повелевало джиннами и, стало быть, всеми на свете Хоттабычами. Вот Хоттабыч и «свинтил» в подчинение к импортному джентльмену. «Скажем прямо: не ценили мы Хоттабыча, — самокритически промолвил Женя и сокрушенно вздохнул…»

Но Хоттабыч, быстро раскумекал, что ошибочка вышла, и вернулся. За ним прискакал и иностранец. А раз иностранец, то к нему, понятное дело, есть с чем пристать.

«Можно вам задать вопрос? — неожиданно обратился к нему Волька и по привычке, как в классе, поднял руку. — Почему в Америке линчуют негров?»

О чем еще настоящий пионер может спросить капиталиста? И неудовлетворенный ответом Волька повел себя исключительно правильно. «Вон из нашей страны! Чтоб здесь духу твоего не было! Катись отсюда!

А сам Женя с Хоттабычем и Женькой пошел на футбол. Ну, это история всем известная. Недаром все команды, пропустившие полную торбу мячей, до сих пор ссылаются на Хоттабыча. Словом, вошел старик в историю….

К чему я затеял этот рассказ о Вольке и Хоттабыче? Во-первых, дабы напомнить вам, сильно, надо полагать уставшим от реальной политики, информации об АТО, выборов, коммунальных тарифов и прочих ужасов нашего городка: на свете существует еще кое-что, к чему мы обязательно возвратимся, когда весь этот бедлам закончится и, даст бог, в нашу пользу. Во-вторых, меня всегда занимало, как в детской литературе определенного времени — у Гайдара, например, или вот Лагина, — неизбежная социальная ложь, уложенная в матрицу умной фантазии, поданная с помощью точных лексических форм, отвечающих психологии юных героев, странным образом перестает быть ложью, становится, в принципе, несущественной. Фальшивые в устах взрослых декларации, будучи произнесенными мальчишками и девчонками, приобретают иной, очищенный, идеальный смысл; наполняются светом веры, что ли… Ну, и третье наблюдение, ручаюсь, совершенно для вас неожиданное…

Давайте-ка внимательно присмотримся к тексту? И мгновенно обнаружим странные вещи — джинн из глиняного кувшина, хоть и одет, как араб, бормочет свои заклинания на иудейском наречии!

«Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное слово «лехододиликраскало» …

Как же это пропустила цензура? И почему Лагина не посадили в 38-м, когда сказка была опубликована впервые? Ведь это известнейший еврейский гимн, который ортодоксальные иудеи поют перед каждой субботой! «Лехо доди ликрас кало, пней шабес некабело», что означает — «иди, мой друг, навстречу невесте, встретим лик Субботы». Это вам не какой-то там «трах-тибидох-тах-тах» из фильма, где некогда в роли Хоттабыча снялся актер Одесского русского театра Николай Волков.

А вот вам еще кое-что. Волька обозвал старика балдой. «Да позволено будет мне узнать, что ты, о бриллиант моей души, подразумеваешь под этим неизвестным мне словом «балда»? — осведомился с любопытством старик Хоттабыч. Волька от смущения покраснел, как помидор. «Понимаешь ли… как тебе сказать… э-э-э… ну, в общем, слово «балда» означает «мудрец».

Нужно заметить, что над этой фразой я потешался. В детстве. Но оказывается, последним смеялся автор. И вот почему. По-еврейски «баал дат» означает, правильно, «мудрец»! Не соврал Волька Костыльков! Этого не знали только советские партийные идеологи.

Детство Лазаря Гинзбуга — так на самом деле звали писателя — ЛА от Лазарь, ГИН от Гинзбург — прошло в Витебске, местечке, где он родился 21 ноября 1903 года и где до революции на семнадцать христианских церквей приходилась пятьдесят одна синагога. Здесь же, в Витебске, он окончил хедер.

Тут и нужно искать корни Хоттабыча и его иудейских высказываний.

Кстати, еще несколько слов о национальности Хоттабыча. Он утверждает, что был заточён в кувшин Сулейманом и верит в Аллаха, то есть является мусульманином. Но в эпоху древнееврейского царя Соломона (того самого Сулеймана), в X веке до н. э., ислама ещё не существовало…

Вот какая непростая книжка попалась нам в детстве. А мы, понимаете ли, — Гарри Поттер, Гарри Поттер…
9055

Комментировать: