Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -1 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«А из нашего окна нам не видно ни черта»

Пятница, 6 июня 2008, 02:17

Мария КОТОВА

Слово, 30.05.2008

Не очень это радостно, но ситуация, о которой мы сейчас расскажем, становится явлением весьма и весьма распространенным. Итак, представьте: пять лет назад семья одессита Михаила Бортникова приобрела квартиру в Сабанском переулке, 1.

Зажили...

— Новое жилище очень нуждалось в ремонте, — рассказывает Михаил Бортников. — Он достаточно долго длился, и все это время наша семья снимала квартиру. Ничего, думали, закончится ремонт, переберемся в свою собственную квартиру — и заживем.

Зажили... Пока рядышком, практически «впритык» к их дому, ООО «Энергосистема» не начало строительство жилого комплекса (ул. Канатная, 25-27) со всеми отсюда вытекающими, а также « высыпающимися », «долбежными», «пыляще-разлетающимися», «гудяще-орущими» и прочими, прочими малоприятными обстоятельствами. Будем откровенны: процесс застройки не остановить, и одесситы с этим мирятся. До поры, до времени. Пока неудобства, связанные со стройками, не становятся практически невыносимыми.

Строящийся общественно-жилой комплекс, который одной стороной стал перекрывать доступ света в квартиры жильцов в Сабанском переулке, закрыл «вид» из окон на улицу, создал еще много чего, мягко говоря, малоприятного. Когда семья Бортниковых приобретала квартиру, строительством и не пахло, и, как вы понимаете, во внушительной стоимости этой недвижимости и район, и само расположение дома играло ох какую немаловажную роль.

— Я приобретал квартиру для того, чтобы в ней жить, — говорит Михаил Бортников. — Нам все подходило, и я не для того вложил в нее деньги, чтобы потом продавать. Но теперь ведь, даже если и выставить ее на продажу, сами понимаете, соседство строящегося дома, который частично «перекрыл» и свет, и кислород, да и вид из окон, существенно понизит ее стоимость.

Дальше, как говорится, — дело пошло «по нотам». Такой этап можно назвать «эпистолярным». Начались переговоры и переписка со строительной организацией.

— Представители стройорганизации приходили к нам, смотрели, что-то говорили, с чем-то даже соглашались. А потом у них вдруг резко поменялись телефоны. Общаться и выяснять отношения стало попросту невозможным.

И посыпались, как из рога изобилия, заявления, письма-жалобы, письма-просьбы. В общем, «классика жанра». А на них — ответы. И вот уже собрана целая папка — опять же, классическое в таких случаях, «эпистолярное наследие». Полюбопытствуем?

«В судебном порядке»

Из сообщения Инспекции государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСКа) на имя заместителя городского головы Михаила Кучука, копию которого получил Михаил Бортников: «На основании представленной проектно-правовой документации 14.11.2006 г. ГАСК выдано разрешение № 595/06 000 «Энергосистема» на строительство общественно-жилого комплекса по ул. Канатная, 25-27. Проект строительства прошел экспертизу в ООО «Укринвестэкспертиза» (положительное заключение № 115 от 23.08.2006 г). С учетом вышеизложенного считаем целесообразным рекомендовать заявителю решать возникший спорный вопрос в судебном порядке».

«В судебном порядке...». Вопросы еще есть? Есть. Через год из той же организации Михаил Бортников получает такой же ответ — слово в слово, с дополнением, что «согласно акту выноса строительных осей в натуру посадка здания соответствует утвержденному Генплану», и сообщением, что «ГАСК вручил предписание ООО «Энергосистема» о предоставлении технического влияния строительства общественно-жилого комплекса по ул. Канатная, 25-27 на дом №1 по пер. Сабанский».

Впрочем, не буду утомлять читателя дальнейшими цитатами из накопившегося в личной «коллекции» Михаила Бортникова эпистолярного наследия. С нашим фотокорреспондентом Вячеславом Теняковым мы отправились в Сабанский переулок, чтобы посмотреть на все собственными глазами.

Вы можете сами сделать вывод, насколько «украсил» старинный одесский уголок новый дом. Равно как и убедиться, что он и в самом деле стал «впритык» к дому № 1 в Сабанском переулке.

Четыре окна в квартире Михаила Бортникова жители этой квартиры называют «замурованными».

— Когда строители услышали это определение, тут же меня поправили:

Четыре окна в квартире Михаила Бортникова жители этой квартиры называют «замурованными».

«Это не замурованные окна. Никто их вам не замуровывал! Это «фонарь» называется, потому что от этих окон до новой постройки — расстояние больше метра!»

Вот так, понятно?! А то, что из, заметьте, «незамурованного» одного окна теперь только часть стены возводящейся 8-этажки видна, а из кухонного окна — только стройка и видна, из туалетного окна — стройка в будущем видна, так это все равно «не замурованные» окна. Точка. Правда, о таком понятии, как инсоляция, то есть попадание солнечных лучей, которые так необходимы человеку, придется позабыть. Так другие окна для этого есть. Воздух и лучи пусть через них «доходят». Они ж еще не закрыты стенами — пока, во всяком случае.

Про «пока». Указанное строительство — далеко не единственное на этом участке. Будет там в будущем стоять, что несказанно перепугало жильцов дома №1 по Сабанскому переулку, новехонькие 12- и 22-этажки. И — снова эпистолярий «пошел»:

«Мы, жильцы дома №1 по Сабанскому переулку, 1912 года постройки, известного как «дом Маргулиса» и являющегося памятником архитектуры, очень обеспокоены тем фактом, что вплотную к торцевой стене нашего дома планируется построить многоэтажный дом. При этих работах намечен «свайный» метод, т.е. забивка свай и рытье котлована, который оголит фундамент нашего дома, что может привести к негативным последствиям, вплоть до потери прочности фундамента, вследствие чего не исключено нанесение непоправимого ущерба нашему дому».

Даешь эпистолярий!

Куда письма? Да куда угодно: в управление архитектуры и строительства, управление культурного наследия горсовета, прокурору города, начальнику ГАСКа, главному санитарному врачу, в «Укринвестэкспертизу». Кроме занятия процессом написания писем, жалоб, заявлений и т.д., жильцы дома получают консультации у юристов, советуются со специалистами из академии архитектуры и строительства.

— Так называемый свайный метод после наших обращений изменили на другой — сваи «вкручивались» в землю, что, к счастью, не допустило трещин в несущих стенах и иных проблем с домом, которые бы неизбежно возникли при «вбивании свай». Но процесс строительства идет дальше. Его ведь не остановишь, — говорит Михаил Бортников.

— Значит, только суд может вынести вердикт о предоставлении вам компенсации за все доставленные стройкой «удовольствия»?

— Да, именно так советуют юристы. Но и обращение в суд должно быть подкреплено проведенными экспертизами по поводу всех тех жалоб, с которыми мы обращаемся. К примеру, по вопросу той же инсоляции, санитарных норм, расстояния между нашим и строящимися зданиями и т.д.

Как вы понимаете, ни о какой точке в этой истории и говорить пока не приходится. Кто-то из соседей Михаила Бортникова уже подал исковое заявление, кто-то лишь готовится это сделать. Что же до случая, описанного в данном материале, то, увы, уже многие одесситы могут подтвердить, что речь идет далеко не о единичном случае. Город ведь не резиновый, тем паче — его историческая часть, в которой жить, согласитесь, куда приятнее, чем где-нибудь на окраине среди хилых хрущевок.
1640

Комментировать: